Моя мама умерла: Кира Яшкина намерена добиться наказания для равнодушных балаковских медиков

В минувшую субботу прошли похороны 65-летней мамы жительницы Балаково Киры Яшкиной. 

Кира боролась с системой здравоохранения, которая вместо адекватной паллиативной помощи выписывала пациента в дом-интернат. С полного согласия местной власти и партии «Единая Россия». Осиротевшая дочь намерена добиваться справедливости в правоохранительных органах.

Напомним, 65-летняя Татьяна с заболеванием почек, 1 группой инвалидности и образовавшимся пролежнем в районе крестца с конца весны этого года находилась в паллиативном отделении городской больницы Балаково. Несколько раз в неделю она получала гемодиализ в центре «Фрезениус». Оттуда пациентке три раза выписывали направление на госпитализацию в хирургическое отделение в связи с ее тяжелым состоянием и открытой раной на месте пролежня.

По факту, в хирургии Татьяна побывала лишь однажды, после чего дочери предложили забрать ее домой. После отказа женщину вновь перевели в отделение паллиатива, где, по мнению Киры, не обыл беспечен должный уход. После шумихи в СМИ ситуацию под свой контроль взял госдеп Николай Панков.

Ранее в беседе с корреспондентом «БВ» Кира Яшкина сообщила, что на встрече с представителями «Единой России» и главой Балаковского района Александром Соловьевым она согласилась поместить мать в интернат, однако при условии, что ей будет назначено адекватное обезболивание и проведено лечение пролежня. Однако, ничего из этого, по мнению девушки, сделано не было.

В итоге она вновь опубликовала видеообращение к спикеру ГД РФ Вячеславу Володину, отметив, что, «предлагая забрать маму домой, врачи отказывают ей в медицинской помощи, а она предусмотрена Конституцией РФ».

В ответ региональное отделение «ЕР» разослало в СМИ пресс-релиз с комментариями исполнительного секретаря Балаковского отделения партии Олега Удилова и Александра Соловьева. Первый заявил, что заявления Киры Яшкиной «не находят подтверждения», а второй продолжал педалировать тему интерната.

После этого ситуация только обострилась: по словам Киры, медики под предлогом коронавируса отказывались пускать ее к матери больше, чем на полчаса. При минутном промедлении вызывали охрану. При этом должного обезболивания и обработки пролежня не проводилось, как и туалета и ухода. Страдающей от потоотделения женщине не меняли вовремя постель и не давали пить, мотивируя это заболеванием почек.

Девушка рассказала, что ей чинили препятствий в получении банковской карты, доверенности на получение пенсии, так и не выдали справку для оплаты ЖКУ и эпикриз.

— Началась настоящая травля. Врачи написали на меня в прокуратуру много заявлений, и сейчас будет много судов, — констатировала она, отметив, что все ее заявления или ограничиваются отписками, или идут в корзину. При этом представители прокуратуры, по ее словам, уговаривали и давили на нее признать все обвинения, повиниться и пообещать «больше так не делать».

Возвращаясь к теме интерната, Кира говорит, что о нем медики вспомнили, когда состояние ее матери сильно ухудшилось — она не ела, не открывала глаза, не реагировала на людей.

— Они хотели, чтобы она в интернате умерла, — считает она. Хотя даже директор интерната в телефонной беседе с Кирой подтвердила, что должного медицинского ухода тяжелобольная женщина не получит — он в учреждении просто не предусмотрен. Кроме того, из-за коронавируса вставал вопрос о посещении диализа: интернат закрыт для посещений. В приемной Соловьева ей предложили записать к нему на прием в октябре.

— В четверг, 24 сентября была наша последняя с ней встреча. Ее состояние совсем ухудшилось и ее перевели в реанимацию, но меня туда не пустили. Даже не дали с ней проститься, несмотря на все мои просьбы. 25 сентября в 18.50 мне позвонили и сказали, что моя мама умерла, — рассказывает девушка, считая, что ее мама умирала в безумных муках — из обезболивающего, по ее данным, давали только анальгин.

Но даже смерть не поставила точку в этой истории. Тело умершей женщины поместили не в судебный морг, а в обычный. И только после вмешательства правоохранительных органов тело перенесли в судебный морг.

После этого Кира собирала деньги, чтобы похоронить маму. Здесь судьба тоже оказалась не на ее стороне — пакет с похоронными и документами украли. И только после того, как девушка восстановила документы и с помощью друзей и родственников собрала минимальную сумму похороны состоялись. При этом в следственном комитете вчера сообщили, что результаты вскрытия огласят только через месяц.

Девушка находится в подавленном состоянии и, кажется, даже не до конца осознает свою потерю. Но готова продолжать борьбу. К ней обратилась редакция Первого канала с предложением рассказать свою историю в передаче «Гражданская оборона». Примет ли она в ней участие — пока не знает сама. С одной стороны, маму этим не вернешь, с другой — нельзя молчать о том, что происходит в саратовском здравоохранении, говорит она.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.