Неуязвимый пензяк: бывшего гендиректора саратовского авиационного завода Олега Фомина не берут ни московский суд, ни окружные прокуроры

Отменен приговор пензенскому бизнесмену Олегу Фомину, вынесенный по ч.3 ст.204.1 УК РФ (посредничество в коммерческом подкупе в особо крупном размере). Напомним, что он был приговорен к 4 годам условно и штрафу в 20 миллионов рублей, но затем срок был снижен до 3,3 лет.

В Саратове Фомин засветился в скандальном банкротстве Саратовского авиазавода. Уголовное дело о преднамеренном банкротстве предприятия  до сих пор не завершено.

Московский вираж

Пензенский бизнесмен Олег Фомин – в середине 2000-х предводитель скандально известного СРО арбитражных управляющих «Лига», а также экс-гендиректор и председатель совета директоров ЗАО «САЗ» — номер один в списке обвиняемых. Но его успехи в борьбе с Уголовным кодексом на этом не закончились. Недавно стали известно, что полностью отменен приговор, который был вынесен Фомину Мещанским районным судом Москвы в декабре 2020 года по ст. по ч.3 ст.204.1 УК РФ (посредничество в коммерческом подкупе в особо крупном размере).

Формально эта история началась 12 марта прошлого года, когда скандально известного выходца из Пензы задержали в московском ресторане «Остериа Марио» в момент, когда он получил 11 миллионов рублей. Деньги Фомину передал предприниматель из Подмосковья Андрей Волонтир, который, как установил Мещанский районный суд столицы (дело 01-0619/2020), несколько раз уже отдавал своему визави немалые суммы.

Познакомились эти двое благодаря банкротству подмосковной компании «Крестьянская застава». «Крестьянская застава» и фирма «Колар», соучредителем которой является Волонтир, были связаны деловыми отношениями. За несколько лет до банкротства «Крестьянская застава» заключила мировое соглашение с «Коларом», из-за чего земли «Крестьянской заставы» стали собственностью «Колара».

Однако крупные участки в Подмосковье интересовали многих, и в 2017 году, когда началось банкротство «Крестьянской заставы», арбитражные управляющие из СРО АУ «Лига» вцепились именно в этот актив, уже не принадлежавший банкроту.

Довольно быстро выяснился интересант этих процессов – Таганская ОПГ, «таганские» выходили на Волонтира с сообщением, что отстанут, если им заплатят 140 миллионов рублей. Против вымогателей помогло обращение в управление «К» ФСБ России, «Колару» в помощь был выделен оперативник 8 отдела управления «К» ФСБ РФ Руслан Петряков.

Итогом разработки стало возбуждение в марте 2018 года уголовного дела Следственным комитетом России при сопровождении ФСБ. Фигуранты из ОПГ были задержаны с поличным при получении 3 млн рублей, а затем предстали перед судом.

Об этом шумном процессе писали федеральные СМИ, но даже после посадки части таганских «братков», банкротство «Крестьянской заставы» не останавливалось, хотя масса экспертиз установила, что долги компании были сфабрикованы.

На этой почве Волонтир и познакомился с Фоминым, который, как писало «Первое антикоррупционное СМИ» (признано иностранным агентом), заявил, не скрывая, что ФСБ и ему платили «таганские», а «раз их посадили, то платите вы». Беседы с бывшим предводителем «Лиги» Волонтир фиксировал на диктофон, но хотя Фомин требовал все новые суммы, ФСБ на сей раз уже вовсе не спешила коммерсанта защищать.

Сразу после передачи очередного транша в размере 20 млн рублей, в зал ресторана и вошли столичные оперативники.

В тексте приговора, который вынесла в декабре 2020 года судья Елена Каракешишева, сказано, что деньги были нужны, чтобы оплатить труды конкурсных управляющих, а также получить от одной из них заявление о выходе из процедуры.

Кроме того, Фомин, как гласит приговор, хотел получить вознаграждение за консультации, данные некоему Антону Голубцову. Консалтинг касался все той же «Крестьянской заставы», но в 2018 году Голубцова вдруг арестовали. За что – Фомин не знает.

А ведь незадолго до приговора Фомину все в том же Мещанском суде был вынесен приговор Антону Голубцову и его подельникам. Реальных 5 лет лишения свободы получил представитель все тех же «таганских» за мошенничество и преднамеренное банкротство «Крестьянской заставы».

Конечно, роль консультанта местечковой ОПГ не сочетается с образом человека, который, если верить тексту приговора, брал деньги с Волонтира, понимая, что действует не по закону, но с точки зрения этики — правильно, ведь нужно же конкурсным от «Лиги» получить оплату своего труда.

Слова к делу не пришили

При этом суду были предоставлены аудиозаписи разговоров Волонтира, которые уже были преданы огласке в медиасреде. В частности, «Первое антикоррупционное СМИ» разместило эти записи на своем сайте с весьма жесткими комментариями. По версии издания, собеседники Волонтира – Фомин и Петряков. Первый хвастается своей «чекистской» крышей, второй считает, что аппетиты Фомина нужно удовлетворить, а иначе можно много чего лишиться.

Однако аудиозаписи суд исследовать просто не стал, эти материалы всего лишь упомянуты в приговоре, но им не дано никакой оценки.

Отметим, что сразу после задержания ушлый выходец из Пензы написал явку с повинной, однако 13 марта ГСУ СКР по ЦАО г. Москвы возбудило уголовное дело, из которого и вырос приговор.

Судьба этого дела складывалась весьма причудливо. Главным свидетелем обвинения был «взяткодатель» Волонтир, однако 11 августа 2020 года, накануне передачи дела в суд, он был задержан сотрудниками УСБ ГУ МВД Москвы и представителями ОСБ управления ФСБ по Москве и Московской области.

Затем предприниматель был доставлен в Следственный комитет по Москве, где ему якобы предложили написать заявление, что он намеренно спровоцировал Фомина на получение взятки. А за выдачу подлинников аудиозаписей разговоров с Фоминым будто бы вообще обещали условное наказание.

В итоге Волонтир до суда так и не дошел, так как 13 августа Пресненский суд заключил его на 2 месяца под стражу по тому самому делу о коммерческом подкупе, которое ушло в Мещанский.

Так главный свидетель обвинения сам стал обвиняемым. Причем упрятали его не куда-нибудь, а в Матросскую тишину, в самое ее сердце – Кремлевский централ, стены которого принимали в разное время создателя МММ Сергея Мавроди, экс-министра экономики Алексея Улюкаева и оппозиционера Алексея Навального.

19 ноября Пресненский суд изменил Волонтиру меру пресечения, вернув свободу, но с запретом определенных действий. А в декабре без его участия Мещанский суд вынес приговор, по которому бывший глава «Лиги» получил 4 года условно с 3-летним испытательным сроком, а вдобавок – еще и 19,8 млн рублей штрафа (сумма взятки).

В апелляции Фомину удалось лишь скостить условный срок до 3,3 года, так что пришлось писать еще и кассационную жалобу. Второй кассационный суд общей юрисдикции 12 августа 2021 года отменил апелляционное определение коллегии по уголовным делам Мосгорсуда и отправил дело в ту же инстанцию на новое рассмотрение.

Виновен, но не виноват

И на этот раз  коллегия по уголовным делам вообще отменила приговор бизнесмену подчистую! Судя по тексту приговора, причина в том, что Фомин признал вину и раскаялся в содеянном, явился с повинной, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников, розыску имущества, добытого в результате совершения преступления.

Ангельский лик бурно каявшегося и активно помогавшего не омрачило даже то обстоятельство, что конкурсные управляющие, во благо которых Фомин так крупно подставился, и не ведали о его хлопотах, а расписку, найденную в вещах осужденного, один из управляющих за свою не признал. 

В общем, ни флешки с весьма откровенными беседами, которые так педантично собирал Волонтир, ни целых три эпизода вытягивания денег из бизнесмена не зародили в судейских умах даже тени сомнения!

Итог — уголовное дело и уголовное преследование в отношении Фомина  коллегия Мосгорсуда прекратила на основании ч. 2 ст. 28 УПК РФ и примечания к ст. 204.1 УК РФ. Так что ни условного срока, ни штрафа, ни единого пятна на биографии – хотя в том же определении коллегия не отрицает, что преступление Фомин-таки совершил!

В общем, полный ноль по итогам той суеты в казенном доме, которая поднялась было вокруг всесильного «консультанта».

Отметим, что апелляционное определение может быть обжаловано во втором КСОЮ в течении шести месяцев со дня оглашения. Но кто будет подавать жалобу? Судьба «агента Волонтира» абсолютно неизвестна. Где он, что с ним, является ли он тем самым «соучастником», которого Фомин изобличил?

«БВ» будет следить за развитием событий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.