О фактах, фейках и чиновнике Мухине: как саратовский Парк покорителей космоса возник без оглядки на федеральные законы

Публикация «БВ» о том, как нижегородский подрядчик работал над Парком покорителей космоса на месте приземления Гагарина, имеющем охранный статус, вызвал бурную реакцию в областном правительстве.

Управление по охране объектов культурного наследия, установившее в 2013 году охранные зоны, с сайта правительства объявило, что данный документ — не действующий, а весь процесс превращения места приземления первого космонавта в парк – полностью законный. От редакции «БВ» требуют опровержения опубликованных данных.

Объясняем, почему так гневающийся начальник управления Владимир Мухин не прав. Изучение обстоятельств, сопровождавших отмену приказа, превратилось для нашего издания в занятный квест. В ходе почти археологических раскопок мы обнаружили массу фактов, заслуживающих внимания компетентных органов. Хронология вопроса следующая.

До 2012 года место приземления Гагарина государством не охранялось. Именно поэтому в ходе празднования 50-летия полета в космос оно беспрепятственно претерпело ребрендинг. Объектом культурного наследия  федерального значения – а именно, достопримечательным местом, мемориал с прилегающей территорией стал 15 июля 2012 года, распоряжением правительства РФ №1279р.

Министерство культуры РФ приказом от 26 декабря того же года №1787 внесло памятник в соответствующий реестр и определило предмет его охраны. Приказ опубликован на официальном сайте Минкульта. Предметом охраны, согласно ему, являются: место расположения объекта, композиционное и объемно-пространственное решение мемориала, монумент, спускательный аппарат «Фотон», а также — планировочное решение дорог, пешеходных дорожек и площадок, местоположение и породный состав зеленых насаждений, зеленая зона вдоль дороги. Как раз  то, с чем пришедший осваивать 840 млн рублей  нижегородский подрядчик не церемонился.

В марте 2013 года региональный комитет по охране объектов культурного наследия (его тогда возглавлял Г. В. Старовойтов) разработал и утвердил для особо охраняемого объекта режим использования земель историко-культурного назначения. Территория была разбита на 6 зон с различными режимами использования, жестко регламентирующими, что в каждой из них можно делать.

А спустя 6 лет – в 2019 году, спикера Госдумы Вячеслава Володина посетила светлая идея – разбить на месте приземления Гагарина парк космических масштабов. О существующем режиме использования земель или, по-простому, охранных зонах, в этот момент, видимо, мало кто думал. В результате на представленном в ноябре 2019 года в СГТУ проекте парка, первая очередь которого и претворена сейчас в жизнь, мы видим полную планировочную самодеятельность.  

Обсуждалось ли техзадание для архитекторов с г-ном Мухиным – тайна великая есть. Однако факт налицо – управление, призванное следить за охраной вверенных ему объектов тревогу не забило. Напротив, чиновники сделали все, чтобы в кратчайшие сроки придать будущей стройке видимость легитимной.

Ничего не знающий об этих охранно-культурных коллизиях председатель правительства Михаил Мишустин подписывает 6 марта 2020 года распоряжение, и масштабной стройке под Саратовом дается старт.

Как уверяет сейчас Владимир Мухин, предмет охраны и границы территории места приземления Гагарина, которому суждено было стать парком, утверждались приказом управления от 29 апреля 2020 года. Режимы и регламенты, действующие в границах территории – приказом Минкульта РФ от 20 мая. Однако, как следует из публикации в «Российской газете», в силу приказ федерального минкульта вступил лишь 26 октября 2020 года. Когда и тендер на строительство парка, и большая часть работ были уж проведены.  

Заказывала проект парка некая молодая некоммерческая московская организация — АНО «Институт городского развития», зарегистрированная Русланом Мироновым в июле 2019 года.  Она дала соответствующее задание московским проектировщикам ООО «ЦНИИ ПромГражданПроект».  Деньги на это, судя по финансовой отчетности АНО, были выделены весьма скупые – выручка организации в 2019 году была нулевой, в 2020 составила 2,9 млн рублей.  Но поскольку заказчик — некоммерческая организация, на портале госзакупок данный подряд можно не искать

Впрочем, не факт, что «ЦНИИ ПромГражданПроекту» пришлось много работать. Широко растиражировано утверждение, что авторами проекта являются давние партнеры КБ «Стрелка» — голландское архитектурное бюро 8  West  и Центр урбанистики экономфака МГУ под руководством Сергея Капкова.

Продолжаем разбираться с датами. Тендер на работы по строительству парка Управление капстроительства Саратовской области объявило 20 мая прошлого года. В тендерную документацию входит, в частности, заключение экспертизы, выполненной ГАУ «Саратовский региональный центр экспертизы в строительстве».

Заявление на проведение экспертизы было направлено в ГАУ 10 апреля 2020 года. На тот момент никаких приказов с новыми охранными зонами нет – ни федерального, ни областного.  Однако в экспертном заключении мы читаем следующее: «На земельном участке с кадастровым номером 64:38:030502:104 находятся достопримечательное место федерального значения «Место приземления первого в мире космонавта Ю. А. Гагарина» и объект культурного наследия регионального значения – мемориал на месте приземления первого в мире космонавта Юрия Алексеевича Гагарина, включающий в себя стелу и памятник Ю.А. Гагарину. Защитные зоны и зоны охраны от объектов культурного наследия на указанном земельном участке отсутствуют (письмо Управления по охране объектов культурного наследия правительства Саратовской области №0116/96 от 27.02.2020 г)».

Выходит, что Владимир Мухин еще в феврале 2020 года сумел силой мысли заглянуть в будущее и обнаружить там изданный два месяца спустя приказ! Любопытно было бы посмотреть на копию этого письма, уверяющего, что охранять на месте работ нечего.

О том, что строительство парка началось еще в апреле – задолго до объявления результатов тендера, писали многие саратовские СМИ. Спецтехнику, ведущую земляные работы, просто так не спрячешь. Отметим, что и приказа г-на Мухина, на который ему так понравилось ссылаться, тоже еще не было. Как не существовало в природе и общественных обсуждений по парку — они были проведены управлением аж в декабре 2020 года.   

Да и работы по договору с  ООО ДСП «Дарнит-2», расписанные в календарном плане в июне-октябре 2020 года, тоже, если задуматься, велись вне правового поля. Ибо, напомним, приказ Минкульта РФ вступил в силу лишь 26 октября! Даже если региональный приказ отменил режим использования земель, то документ Минкульта РФ от 2012 года все еще действовал. А там объект охраны был четко описан.

За эти 5 месяцев подрядчик успел вырубить деревья, демонтировать покрытие, возвести туалеты,  насосные станции и остановочные павильоны, уложить новое дорожное покрытие и много чего еще наворотить. 

Напрашивается вывод: ни проектировщики, ни эксперты, ни подрядчик не были осведомлены о том, какие ограничения налагает на данную территорию статус федерального памятника. Документацию приводили в соответствие с развернувшимися работами и явно в большой спешке. Что получилось — оценили все, включая главу государства. Интересно, будет ли меняться законодательство под строительство теперь уже второй очереди парка? Или с передачей объекта на федеральный уровень заказчики будут действовать более вдумчиво?

«БВ» просит считать публикацию обращением в прокуратуру Саратовской области и Генпрокуратуру РФ. Также редакция ждет ответов на запросы от АНО «Институт городского развития», ООО«ЦНИИ ПромГражданПроект»,  Управления капитального строительства Саратовской области и Министерства культуры РФ.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.