Под созвездием Рака: об Аксененко, гранд-дамах саратовской мэрии и рокировке с Грищенко. Глава из книги «Неудобный депутат»

«БВ» решил процитировать отдельные выдержки из  вышедшей на днях книги бывшего гордепа и главы реготделения «Партии Дела» Олега Комарова.

«Неудобный депутат», в частности, рассказал о том, кем был и как вел дела экс-мэр Саратова Юрий Аксененко.

Глава шестая книги так и называется «Нулевые и Аксененко. Ветер перемен…». В первых абзацах Олег Комаров рассуждает о работе гордумы, а затем констатирует, что в ключевых вопросах свободы решений не было и тогда.

-Мэром Саратова и главой городского самоуправления был вновь переизбран Юрий Аксененко. Причем, у него даже не было альтернативы. Приехал на первое заседание городской Думы второго созыва губернатор Аяцков, объявил, что рекомендует избрать Аксененко. Проголосовали дружно «за»!

По словам гордепа, в те годы отношения между губернатором и мэром Саратова строились по армейскому принципу: на первый-второй рассчитайсь: «первый, естественно, Аяцков, второй — Аксененко. Тот и другой ревностно отслеживали любые события, происходившие в городской администрации и в правительстве области».

— К чиновникам, побывавшим по долгу службы в «конкурирующем лагере», относились настороженно и строили предположения, что контакты с противоположной стороной происходили не только по долгу службы. Тот же Александр Фролов (владелец ЗАО НПФ «Авангард-Ф», некогда владевшей гостиницей «Россия», — прим БВ), например, как председатель комиссии по бюджету в городской Думе, часто вел переговоры со многими чиновниками областного правительства, в том числе с губернатором. Это вызывало весьма нервную реакцию со стороны Юрия Аксененко, которому особо приближенные постоянно нашептывали о нежелательных контактах. Мэра порой «зашкаливало» до такой степени, что он на полном серьезе хотел «убирать» из думы депутата Фролова. Официально это было невозможно, но существовала масса неофициальных способов создать человеку атмосферу, несовместимую с нормальной деятельностью.

Гордеп рассказывает о том, что Московская, 72 частенько переманивали «людей Аксененко», но и мэр Николаевич тоже был далеко не так прост и каждому назначенцу нужно было доказать ему свою преданность — случайных людей в мэрии не было. 

— Если сравнивать Юрия Аксененко образца середины девяностых с Юрием Аксененко середины двухтысячных, то это были два разных человека. Мэр пришел во власть из сельского хозяйства с репутацией честного и порядочного человека. Именно таким он был, руководя когда-то колхозом в селе Синенькие, а позже — председателем исполкома Саратовского района и главой администрации Саратовского района. Был в достаточной степени скромен, умел выслушать людей, вникал в их проблемы и пытался помочь, — говорится в книге. 

Однако, по мнению Олега Комарова, «время и власть медленно, но необратимо меняли Аксененко и после двухтысячных уже «свита делала короля».

— На пути в кабинет главы Саратова были выстроены непреодолимые чиновничьи барьеры. Приветствовались наушничество и лакейство — это вообще традиция саратовской политики, которая лично мне отвратительна. Карьеру близ мэра делали те, кто умел в нужное время нашептать на ушко нужные вещи, — пишет гордеп.

По его словам, к тому времени простым людям мэр был уже недоступен, а гордепы должны были часами дожидаться официального приема. Что в итоге переросло с открытую борьбу с замашками «политического нувориша» .

— В то же время у мэра Саратова стала заметна еще одна тенденция: он любил слушать женщин. Этим великолепно пользовалась, например, печально известная депутат и руководительница МУПП «Саратовводоканал» (Лариса Абрамова, — прим БВ), — пишет Комаров, восхищаясь ее умением «нашептывать всякие басни на ушко». — Они могли разговаривать в кабинете часами, а потом беседа продолжалась уже дома у мэра.

Олег Комаров считает, что тогда не меньшим влиянием на Аксененко пользовалась и руководитель комитета по экономике и инвестиционной политике администрации города (в те годы — Татьяна Абрамова, — прим БВ)

— Не побоюсь сказать, что именно эти дамы-однофамилицы впоследствии «похоронили» мэра Аксененко, снеся в прокуратуру весь собранный на него компромат. Две госпожи прямо-таки «заколдовали» главу Саратова: их он слушался беспрекословно. Другим пунктиком главы администрации был подбор под себя помощников и секретарей, — вспоминает гордеп. 

По его наблюдениям, «существенным критерием кадрового отбора для мэра был не профессионализм, а знак Зодиака — он должен был совпадать со знаком Зодиака самого градоначальника». В итоге, в карьере везло тем, кто родился под созвездием Рака, считает Комаров.

— Вообще, Аксененко был очень набожным человеком. Об этом можно было даже судить по большому количеству икон и православных книг в его рабочем кабинете. В тот момент городская власть передавала недвижимость православной церкви, и Юрий Николаевич весьма активно способствовал этому процессу, словно пытаясь замолить какие-то тайные грехи, — утверждает гордеп. 

— Многие действия Юрия Николаевича на посту главы Саратова уже давно тянули на уголовное преследование. Именно поэтому многие считали Грищенко человеком тогдашнего областного прокурора, приставленного в администрацию к Юрию Аксененко в качестве «смотрящего». То, что Юрий Николаевич не в восторге от своего нового зама, было видно невооруженным глазом, и это только укрепляло нас в правоте наших предположений», — вспоминает гордеп. 

В книге отмечается, что до прихода в администрацию Грищенко у мэра были великолепные отношения с областным прокурором, начальником областного ГУВД, председателем облсуда. Да и сам приход Олега Грищенко был результатом доброй договоренности между «высокими сторонами» из городской, федеральной и областной власти. Однако все эти отношения довольно быстро испортились.

— Что касается меня, то я поддержал тогда Грищенко, поскольку видел, как открыто всем врет городская власть. В последние месяцы правления мэра Юрия Аксененко чиновники неприкрыто воровали, пытаясь вырвать себе самые лакомые бюджетные куски, — заявляет Комаров, подтверждая это фактами из своей работы в контрольно-счетной палате Саратова. 

В это время в администрации Саратова идеологией руководил Александр Мирошин, рассорившийся с Дмитрием Аяцковым еще до его отставки. Приглашенный в мэрию лично Юрием Аксененко в качестве «тяжелой артиллерии», он, по версии Комарова, использовал в своей работе те же методы, что и в Совбезе областного правительства.

— Он делал в этой войне ставку на Аксененко, а в итоге прогадал. Почему Юрий Николаевич вовремя не почувствовал смену политической эпохи, почему не понял, что пора добровольно отдавать власть в другие руки? Думаю, он очень доверял тем людям, которые на федеральном уровне обеспечивали его пребывание в мэрии, считал, что покровительство будет вечным. И это была его главная ошибка, — резюмировал гордеп. 

Гарантии, действовавшие много лет, рухнули, по словам Комарова, в одночасье без всякого предупреждения.

— Отставка главы Саратова была заранее согласована областным прокурором с «верхами». Все переговоры велись в элитном ресторане «Барракуда». Говорят, что именно оттуда облпрокурор лично направился в администрацию Саратова с папкой в руках. Чего не видел, того не видел. Знаю, что первоначально Аксененко не пожелал писать заявление об уходе по собственному желанию. И волшебная папочка в руках прокурора резко поменяла настроение Юрия Николаевича, — говорит Комаров.

После беседы тет-а-тет и повторной вежливой просьбы освободить кабинет, в который уже к тому времени зашел Грищенко, Аксененко подчинился неизбежному — бледный и молчаливый он покинул здание.

— Эпоха мэра Аксененко бесславно закончилась. Скорее всего, одним из условий, поставленных перед ним, был окончательный и безоговорочный уход из большой политики, где он дискредитировал себя за годы руководства администрацией Саратова. В качестве отступного, судя по всему, Юрию Николаевичу была обещана рокировка с Грищенко: бывшего мэра должны были поддержать административным ресурсом на выборах в областную думу, где он сидел бы тише воды, ниже травы. Однако экс-градоначальник выборы проиграл, следовательно, кислород в области ему решили перекрыть всерьез, — заключил Олег Комаров. 

По его словам, у Аксененко в Саратове оставался серьезный бизнес, и выполнение первоначальных договоренностей вполне вероятно могло его спасти, предполагает гордеп. И утверждает, что экс-мэр, «еще полный обид и властных амбиций», заупрямился и принял приглашение перейти на работу в областную администрацию Пензы.

— Это решение в итоге и сыграло роковую роль в его дальнейшей судьбе: бывшего властителя Саратова ожидало долгое следствие и четыре года тюрьмы…- резюмировал гордеп. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.