Саратовский ответ Вадиму Мошковичу: «Русагро» необоснованно затеяло банкротство «Волжского терминала»

moshkovichПосле нескольких переносов рассмотрения жалобы кредиторов балаковского «Волжского терминала», 15 января 2020 года, судейская тройка 12 ААС приняла решение, которое может стать переломным для всей банкротной кампании.

Судьи признали необоснованным требование ГК «Русагро», с которого и завертелась банкротная карусель для «Волжского терминала». Те самые пресловутые 608 млн рублей, из которых 600 млн – тело кредита, а 8 052 000 рублей — проценты за период с 1 октября по 30 ноября 2018 года, оказывается, были включены в реестр необоснованно.

Полный текст еще не опубликован, но если это определение устоит в дальнейших спорах, то не станет ли оно предпосылкой для оспаривания обоснованности еще одного требования, которое холдинг Мошковича выставляет ко всем бывшим активам холдинга «Солнечные продукты» – на сумму более 32 млрд рублей?
Руководитель юридического бюро «АргументЪ» Андрей Ларин отмечает, что в случае, если в реестре кредиторов «Волжского терминала» помимо «Русагро» нет других участников, то банкротство компании должно прекратиться.

— Если другие кредиторы успели встать в реестр, то процедура продолжится, но уже без «Русагро», и активы «Волжского терминала» разделят уже без его участия, — пояснил он.

Массовое банкротство входящих в «Солнечные продукты» компаний началось после того, как «Русагро» в 2018 году купила сначала контрольный пакет акций компании Quartlink Holding Limited, владеющей холдингом «Солнечные продукты», а потом и права требования к нему по кредитам «Россельхозбанка» на сумму 34,7 млрд рублей (более 80% от общей внешней долговой нагрузки холдинга). Номинал банкротных исков к компаниям был во всех случаях один и тот же — 608 млн рублей.

При этом, будучи формально всего лишь залоговым кредитором, холдинг Вадима Мошковича вел себя на руинах империи Владислава Бурова очень уж по-хозяйски, вплоть до перевода персонала в свои компании.

Но нашлись оппоненты, которым удалось застопорить банкротную машину Мошковича. Вызов бросили самарские компании и российская структура итальянского производителя сельхозтехники ООО «Самэ Дойц-Фар Руссиа». Ареной борьбы стали ООО «Волжский терминал» и АО «Агрофирма «Волга».

Сдатчик семечки, небольшое СХП «Романовка» из Самарской области, добилось введения обеспечительных мер на продажу дебиторской задолженности «Волжского терминала» на сумму 2,9 млрд рублей.

В конце ноября 2019-го решительно проявила себя компания ООО «Синко Трейд» (аграрный актив самарской группы «Синко»). Эта компания, как и небольшие кредиторы ООО СХП «Ракита», ООО СХП «Чесноковское», ООО СХП «Семеновское» и ИП Саркис Агамирян подали жалобы в 12 ААС на решение областного арбитража от 29 июля, где «Волжский терминал» был признан банкротом и введено конкурсное производство. Теперь их жалоба получила удовлетворение.

Обратившиеся в 12 ААС кредиторы оспорили сделки «Волжского терминала» с «Русагро» на сумму 518,4 млн рублей, требуя признания их недействительными. Речь, вполне возможно, шла о четырех кредитных договорах «Солнечных продуктов» и «Россельхозбанка», которые впоследствии перекупила ГК «Русагро».

Активную позицию в банкротстве «Солнечных продуктов» занимает и российская структура итальянского производителя сельхозтехники ООО «Самэ Дойц-Фар Руссиа». Это кредитор АО «Агрофирма «Волга» на небольшую сумму – чуть более 1,2 млн рублей. О том, что «Волга» должна эти деньги, уже есть решение московского арбитража. Помимо этого, ООО «Самэ Дойц-Фар Руссиа» оспорила законность выставленных к «Волге» финансовых претензий «Русагро» на те самые 608 млн. Рассмотрение жалобы назначено на 28 января.

Справка «БВ». Размер активов ООО «Волжский терминал» по состоянию на 30 июня 2019 года составлял свыше 6,790 млрд рублей. АО «Агрофирма «Волга» (профиль — разведение КРС, производство молока) в 2018 году получило выручку в сумме 300,3 млн рублей, убытки составили 450 млн рублей, стоимость основных средств – 194,9 млн рублей.

2 комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.