Троллейбус застрял на пороге: объявился очередной инициатор нового банкротства энгельсского ЗАО «Тролза»

trolАО «БМ-Банк» заявило через ЕФРСБ о своем намерении обратиться в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании ЗАО «Тролза» несостоятельным в связи с наличием у него признаков банкротства.

В конце декабря 2019-го казалось, что хождения «Тролзы» по мукам завершились оглушительным хэппи-эндом: банкротство завершилось, простой тоже, найден инвестор, персоналу платят зарплату, на завод возвращаются кадры.

В январе новогодняя сказка не кончилась: обязанность «Тролзы» выплатить 1 млрд рублей «БМ-Банку» уменьшилась на 300 миллионов. Так, 14 января 9 ААС рассмотрел апелляционную жалобу ЗАО «Тролза» и компании «Арно» на решение Арбитражного суда Москвы от 21 октября 2019 года, согласно которому компании должны были солидарно выплатить банку 1 млрд рублей.

Эта сумма возникла в результате договора цессии от 2013 года. По этому договору цедент (АО «БМ-Банк») недополучил с цессионария (ООО «Арно») 1 млрд рублей. Деньги компания «Арно» обязана была выплатить до 31 декабря 2018 года, поручителем выступило АО «Тролза». Вскоре после наступления факта просрочки – в феврале 2019-го — банк подал иск к АО «Арно» (правопреемник ООО) и троллейбусному заводу.

В октябре 2019-го столичный арбитраж обязал обе компании выплатить банку 1 млрд рублей и порядка 3,3 млн руб процентов, но 9 ААС оставил на «Тролзе» ответственность только в 700 млн рублей (солидарно с «Арно»), а выплату еще 300 млн рублей возложил исключительно на эту фирму, в штате которой значится один человек, а в разделе выручки красуются нули уже несколько лет. Вскоре после этого решения кредитор и заявил о своем намерении банкротить энгельсского производителя троллейбусов.

Причем на этом история может не кончиться, так как по договору цессии компания «Арно» должна была выплатить банку еще 2 млрд рублей до 31 декабря 2019 года. Есть большие сомнения, что эта выплата произошла. Но не давала ли «Тролза» поручительство и на эту сумму? А 31 декабря 2020 года у «Арно» возникнет маржин-кол перед банком на 1 332 256 000 рублей. Что, если и в этом случае завод поручился своими активами?

Такой поворот никого бы не удивил, ведь все уже привыкли, что из шкафов «Тролзы» периодически вываливаются скелеты. Вспомним скандальное, но малопонятное дело экс-директора завода Ивана Котвицкого, против которого было выдвинуто обвинение в даче взятки в особо крупном размере через посредников, или же возбужденное региональным СУ СК в том же 2019-м дело об уклонении завода от уплаты НДС на сумму почти 24 млн рублей.

Понятно, что банкротство с номиналом претензий в 700 млн рублей (если оно начнется, конечно), совсем не то, что банкротство на 190 миллионов, которое кончилось, как в сказке.

— Было понятно, что завершением первого банкротства проблемы «Тролзы» не кончились, — рассуждает экс-министр промышленности и энергетики области Сергей Лисовский. – Слишком тяжелый у предприятия долговой багаж, а теперь вот еще и угроза нового иска, да на 700 миллионов. А ведь сейчас предприятию нужно возвращаться в строй, нарабатывать выручку. Если «Тролза» намерена вновь завоевывать рынок электробусов, то нужны немалые вложения, но кто будет вкладывать средства? Инвестор, о котором упоминают власти, публично никак себя никак не проявил, о нем говорят другие, но сам он о своих намерениях не сообщает. А если еще появится иск на 700 миллионов, то будут ли вообще инвестиции? При таких рисках?

По оценке Сергея Лисовского, на рынке электробусов все больше укрепляет свои позиции ПАО «КамАЗ», подросли и другие конкуренты, а вот заводу, даже если будет введена только процедура наблюдения, вряд ли найдется место в борьбе за тендеры.

А если вспомнить, сколько раз «Тролза» срывала уже заключенные контракты?

Скептически относится наш собеседник и к идее выпуска корпусов трамваев на предприятии:

— Это новые компетенции, новое оборудование, новые затраты, и немалые, но снова возникает вопрос о рисках, накоплена критическая масса долгов, к заводу уже предъявили серьезные претензии Минпромторг РФ, Государственная транспортная лизинговая компания и на пороге еще один крупный кредитор.

Бизнес-аналитик, глава консалтинговой компании «Бриикс» Юрий Пужалин считает, что даже в ситуации весьма вероятного нового банкротства есть место для позитива:

— Да, предприятие имеет перед БМ-Банком серьезные долги, но оно задолжало не само, а как член холдинга, а для холдингов обычная история, когда хотят помочь одному, а тонут все. Кроме того, есть пример Волжского дизеля им. Маминых, где крупнейший кредитор-банк занял конструктивную позицию и помог приходу нового собственника. А в случае «Тролзы» власти уже заявили о наличии инвестора. В конце концов, «БМ-Банк» может стать и совладельцем предприятия, чтобы владеть всей информацией. Как и любой крупный кредитор, банк заинтересован в возврате своих средств, а доходнее всего продать действующий бизнес, а не груду кирпичей. Поэтому я бы смотрел в будущее с оптимизмом.

Напомним, сейчас крупнейшим кредитором предприятия является Министерство промышленности и торговли РФ, которое требует с завода штраф в размере субсидии на сумму 478 млн рублей. Второй по сумме взыскатель — Государственная транспортная лизинговая компания, чьи претензии на 295 млн рублей признаны судом в декабре.

Что интересно, на корпоративном сайте завода до сих пор в качестве генерального директора назван Сергей Ключарев, покинувший этот пост еще в декабре 2019-го.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.