Дело саратовского «Ритуала»: крематорий, гостиница на Кумыске и дома Вартанова. Откуда деньги?

Совладельцу ООО «Ритуал» и сотруднику Саратовского технического университета  Олегу Вартанову придется доказывать легальное происхождение своей недвижимости и автомобилей, если он захочет снять наложенный на них арест.

Волжский районный суд наложил в понедельник обеспечительные меры на две иномарки, жилую и нежилую недвижимость площадью 3,5 тысячи кв. метров, доли в жилых домах и 5 земельных участков в Саратове общей площадью 5 тысяч кв. метров.

Добиться ареста самого Вартанова у следствия не получилось. Начальника отдела капстроительства и ремонта Саратовского технического госуниверситета правоохранители считают посредником при передаче взяток от экс-главы МУСПП «Ритуал» Михаила Шулекина бывшему прокурору Андрею Пригарову

Напомним, экс-прокурор Кировского района Саратова Андрей Пригаров фигурирует уже в двух уголовных делах, в перспективе может появиться и третье. По версии следствия, Пригаров получал взятки за покровительство похоронному бизнесу в течение 5 лет, с 2015 по 2020 год. Общая сумма полученного — больше 18 млн рублей. Изначально Вартанов проходил по первому уголовному делу свидетелем, теперь он превратился в обвиняемого. 

Работа в университете, даже на должности начальника отдела, вряд ли позволила бы Вартанову обзавестись сразу двумя машинами и таким запасом недвижимости. Правда, у него был и бизнес — похоронное бюро ООО «Ритуал» и торгующее мебелью ООО «Волгадревпром». Непонятно только, зачем при таком профиле «Волгадревпрому» еще и лицензия на разведку и добычу полезных ископаемых, но в 2013 году он ее получил и действовать документ будет до 2038-го.

Выручка «Ритуала» в 2019 году составила 9,8 млн рублей, и это максимум, который компания смогла заработать за все время существования. Для похоронного бизнеса — маловато, для того, чтобы соучредитель мог позволить себе машины и квартиры — тем более. У «Волгадревпрома» в финансовых результатах вообще красуются нули. Неужели их владелец каким-то образом стал миллионером?

Дела, в которых всплывала фамилия Вартанова раньше, вызывают очень много вопросов. Так, в 2015-2017 годах активно шли судебные разбирательства вокруг территории детского лагеря «Молодежный» на Кумысной поляне, где ИП Вартанов, взявший его в аренду, порывался построить вместо лагеря гостиницу. Спор катился по инстанциям бодро, но затормозил в окружном арбитраже в Казани, который поставил на планах предпринимателя крест. 

По данным телеграм-каналов, мог Олег Вартанов иметь отношение и к громкому проекту по строительству в Саратове крематория. Обсуждать его начали в 2019 году по инициативе некоего ООО «Комитет ветеранов спецслужб+». Идею активно поддерживал тогдашний глава общественного совета по ЖКХ при областном правительстве Темур Даврешян. Михаил Шулекин тоже был всецело за крематорий, предупреждая, что мест на новом городском кладбище у Сторожевки хватит только до 2030 года. Проект оценивался в 900 тысяч евро.

Финал оказался печален: Темур Даврешян в 2020 году стал фигурантом дела о крупном мошенничестве. Предложившее идею ООО прописано в Москве, де-юре занимается строительством, но ни одного сотрудника в штате на 2019 год не имело. Никакого крематория в Саратове нет и не предвидится. Должен ли был Вартанов со своим ООО «Ритуал» выступать оператором этого скорбного сервиса или просто пропускать через свои фирмы средства, как полагают тг-каналы, теперь разберется следствие. 

В правоприменительной практике обеспечительные меры в отношении имущества обвиняемых — явление довольно частое. Как пояснил «БВ» саратовский адвокат Станислав Зайцев, подобную меру могут применить к собственности не только самого фигуранта дела.

— Если у следствия есть основания полагать, что имущество было получено преступным путем, оно имеет право наложить на него арест на любой стадии, от начала и до конца предварительного следствия. Более того, в законе есть оговорка, что арест может быть наложен и на имущество свидетеля, если о нем имеются такие же сведения. В моей практике прецеденты были, — объяснил Станислав Зайцев.

Так, суд наложил обеспечение на имущество жены саратовского чиновника, обвинявшегося в незаконном получении субсидий. Под арест попала квартира, которую женщина приобрела еще до вступления в брак. Основанием стал рапорт оперативника, что обвиняемый и его спутница уже проживали в тот момент вместе, следовательно, он мог подарить ей квартиру. В областном суде арест с жилья сняли.

— Судебные решения передаются в регистрирующие органы, чтобы сделок с арестованным имуществом не осуществлялось. В плане пользования имуществом особо никаких ограничений нет, если речь не идет о деньгах. Даже арестованной машиной можно пользоваться, если ее не отогнали на штрафстоянку, — пояснил адвокат.

В дальнейшем, если будет доказано, что изъяли неправедно нажитые богатства, судьба их проста — имущество будет продано в счет наложенного на осужденного штрафа или обращено в компенсацию потерпевшему, если дело касается, например, мошенничества.

Что же касается слухов о передаче дела Пригарова в Москву, то если это случится,  и меру пресечения фигурантам будет избирать суд по месту нахождения следственного органа — Басманный, например.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.