Мусорные гастроли «РосРАО»: чем структура «Росатома» успокаивает саратовцев и кировчан

DSC03813Встречи замглавы «РосРАО» Максима Королькова с общественностью регионов, где планируется строить полигоны по переработке опасных отходов похожи одна на другую. У противников строительства в разных городах — одни и те же страхи. А у структуры «Росатома» одни и те же доводы, пока слабо подкрепленные конкретикой.

Саратов 22 июля стал финальной точкой этого марафона. Делегация из представителей саратовской прессы отправилась непосредственно на место будущего завода — в ФКП «Горный».

При этом явно учли опыт работы на предыдущих площадках, где для прессы проводили такие же экскурсии — у журналистов не отбирали мобильные телефоны при посещении режимного объекта. Все, о чем просили прессу — не фотографировать охраняемый периметр предприятия.

DSC03604В тур по будущим мусорным полигонам Максим Корольков отправился после прокатившейся по Удмуртии, Саратовской и Кировской областям волны протестов. После того, как постановление премьер-министра Дмитрия Медведева определило сроки перепрофилирования площадок по переработке химоружия на отходы 1-2 классов опасности, население ожидаемо заволновалось.

Граждан испугала не только перспектива запуска опасного производства, но и происхождение отходов. Ведь согласно положениям международной Базельской конвенции, которую Россия подписывала, в страну можно ввозить на переработку отходы из-за рубежа.

DSC03606DSC03739Кроме того, имидж «РосРАО», созданного специально для работы с радиоактивными отходами, тоже сыграл свою роль. Слухи о том, что отходы будут ядерные, появились чуть не за год до постановления премьера. Подогревает страсти и «Гринпис России». Руководитель энергетической программы организации Владимир Чупров напомнил, что по законам, принятым еще в 2001 году, в РФ можно ввозить из-за рубежа для переработки ядерное топливо.

Все свои выступления по регионам Максиму Королькову пришлось начинать с одного и того же заявления: радиоактивных отходов не будет.

DSC03655«Мы будем заниматься исключительно отходами 1-2 класса, которые не являются опасными, пока не попадают в окружающую среду», — сообщил он саратовцам в ходе визита в Горный.

Точно такие же заявления делались на встречах с населением и общественностью и в Кировской области, и в Удмуртии. Но какие конкретно отходы и по какой методике будут перерабатываться, по-прежнему непонятно. Везде «РосРАО» говорит о конденсаторах, синтетических маслах, ртутных лампах и батарейках. Но этим список отходов 1-2 класса не исчерпывается. Всего к 2025 году полигонов должно быть 7, мощность всех площадок анонсирована одна — 50 тысяч тонн.

Нет конкретики, так как пока нет ни проекта будущего производства, ни каких-то понятных его характеристик, кроме мощности в 50 тысяч тонн в год, объема инвестиций — по 5 млрд рублей на объект, и сроков сдачи 2023 год для первых трех.

Как и во время первого визита в Саратов в июне, Максим Корольков в ходе посещения Горного, пообещал, что на предприятии будет тройной контроль безопасности и никаких промышленных стоков. Заодно, из его объяснений стало понятно, куда же «РосРАО» так торопится с производствами, под которые пока нет и проектов.

«Мы находимся в самом начале пути, решается множество различных мероприятий. Закон, который все это будет регламентировать, прошел все три чтения в Государственной Думе, единогласно поддержан. Сейчас он находится на рассмотрении в Совете Федерации и надеюсь уже в августе будет принят», — сообщил Корольков.

Сразу после этого «РосРАО» обещает приступить к созданию государственной информационной системы и федеральной схемы по обращению с высокоопасными отходами, «которая свяжет всех производителей и реальных переработчиков».

DSC03776DSC03637В законопроекте, который ждут в «РосРАО», не прописаны точки дислокации перерабатывающих комплексов. Нет там, как пояснял глава комитета Госдумы по экологии Владимир Бурматов, и объемов этих комплексов. Это оставляется на усмотрение единого федерального оператора. Вот этого статуса и ждет для себя «РосРАО».

Но опыта создания таких предприятий у дочки «Росатома» нет, заниматься ими ей придется с нуля, имея за спиной, по словам Королькова, «обширный опыт создания уникальных объектов».

Визиты Королькова в другие протестующие регионы имеют единый сценарий. Основные доводы — опытный коллектив, не оплошавший и с более опасными отходами, готовая инфраструктура, рабочие места, тройной контроль безопасности, никаких стоков и конечно — никакой радиации.

Завод «Камбарка» в Удмуртии тоже занимался переработкой химоружия. В превращении его в полигон по переработке отходов граждан сильно не устраивает расположение предприятия — в черте города и рядом с рекой Камой. По данным минздрава Удмуртии в 2017 году город Камбарка была на 2 месте по онкологии — 490,2 человека на 100 тысяч населения. Население уже создало движение «Камбарка – не Чернобыль».

Примечательно, что в ходе экскурсии по заводу в Камбарке, тоже режимному объекту, фейсконтроль не прошли 2 депутата МО «Камбарское» и три депутата райсовета. Не пустили их организаторы встречи, пишет портал Udm-info. 

Завод «Марадыковский» в поселке Мирный Кировской области входит в проект с такой же биографией — здесь тоже утилизировалось химоружие. По заверениям экспертов, во время этой работы ПДК по опасным веществам в санитарной зоне не превышалось.

Обсуждение перепрофилирования предприятия прошло в июне в кировском дискуссионном клубе «Вечерний». Доводы «РосРАО» и местного руководства подчинялись все той же схеме — радиоактивных отходов не будет. Опасный мусор — это лампы и батарейки, которые сейчас выбрасываются не всегда легально и куда придется.

«Здесь тоже нужно опираться на готовые решения ― сегодня самые эффективные решения реализованы на объектах по уничтожению химического оружия», — цитирует Королькова местная пресса. Но пока никто не пояснил, чего общего между боезапасом, содержащим иприт, и батарейкой.

DSC03803Минэнерго Кировской области сообщило, что перерабатывать в «Марадыковском» будут органические вещества, в том числе жидкие. Но какие конкретно, не указало. Все это должно содержаться в проекте, который пока не готов.

Есть у «Марадыковского» и репутационный прокол — 20 лет назад его перепрофилировала под переработку химоружия некая компания ООО «Качество и надежность». И ее работы были забракованы наполовину, хотя объект в конце концов приняли. Соучредитель этого ООО Алексей Свинин в 2006 году попал под следствие, правда, с работой его компании это связано не было, получил 7 лет колонии, из которых отсидел 3 года и вышел на свободу досрочно.

Вслед за Саратовской и Кировской областями и Мордовией настанет очередь полигона «Щучье» в Курганской области. Там год ввода перерабатывающих мощностей — 2024. Сейчас в «Щучьем» заняты тем же, чем в ФКП «Горный» — ликвидируют последствия уничтожения химоружия, которым здесь занимались до 2015 года. Завод в Горном в свою очередь утилизовал 2,9% всех запасов оружия. Как заверил прессу его директор Алексей Могильницкий, работа шла чисто, ни одного отклонения от технологических параметров не возникло.

Между тем, в рамках все того же нацпроекта «Экология» в работе у «РосРАО» есть куда более конкретизированная задача. О чем тоже сообщил в ходе экскурсии по Горному Максим Корольков: «Сегодня мы занимаемся свалкой в Челябинске, это один из крупнейших полигонов в России, который необходимо рекультивировать. Под это мы естественно берем специалистов, имеющих подобный опыт. Это люди, работавшие на объектах по уничтожению химического оружия».

DSC03725

Челябинская свалка — объект почти с 70-летней историей, она существует с 1949 года. Но по ее ликвидации проект уже прорабатывается со всей тщательностью, начиная с проектно-сметной документации и прохождения госэкспертиз, в том числе и экологической. Работа по рекультивации подразумевает создание инфраструктуры, включая строительство дорог, и меры по снижению воздействия на окружающую среду свалочного газа.

Справка «БВ». ФГУП «РосРАО» — специализированное федеральное предприятие, работающее в составе госкорпорации «Росатом», занимается обращением с ядерными отходами в масштабах РФ, действует в данной форме с 2002 года. Оказывает полный комплекс услуг по транспортировке, переработке и хранению отходов низкого и среднего уровня активности, отвечает за утилизацию ядерного топлива и отходов с атомных подводных лодок и кораблей. У предприятия 8 филиалов и 19 отделений по всей России. С 2014 года «РосРАО» возглавляет гендиректор Владимир Лузин. Гость Саратовской области Максим Корольков занимает пост его первого заместителя по развитию. Финансовый результат «РосРАО» по итогам 2017 года — 3,8 млрд рублей выручки при 193,8 млн рублей чистой прибыли.

DSC03898 DSC03659DSC03800 DSC03643 DSC03940 DSC03784DSC03665

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.