Самолеты и яхты Бурова решено не искать: саратовский арбитраж не стал тревожить майонезного экс-олигарха

Конкурсному управляющему АО «Аткарский МЭЗ» Алексею Захарову не дали развить стратегический успех его коллеги Сергея Мучаева.

Яркий дебют Мучаева (конкурсный управляющий члена ГК «Солнечные продукты» компании «Апин») в качестве частного детектива отметили в ряде СМИ, его погоню за синим «Мерседесом», на котором разъезжала супруга Бурова-младшего Ангелина, расписали во многих тг-каналах.

«БВ» подробно рассказывал об этой истории, как и попытках Маучаева запретить выезд за границу мужу инстадивы Ангелины, предшествовавших возвращению в конкурсную массу синего мерседеса.

А конкурсный управляющий АО «Аткарский МЭЗ» Алексей Захаров решил подойти к вопросу с еще большим размахом. В августе этого года он направил в Арбитражный суд Саратовской области ходатайство о запросе информации по имуществу, финансам, судебным делам основателя майонезной империи за 3 последних года.

В частности, в столичном ГИБДД МВД России областному арбитражному суду предложено запросить сведения как о зарегистрированных, так и снятых с учета автомобилях, мотоциклах и прицепах, принадлежащих Бурову Владиславу Юрьевичу, а также о наличии арестов, залогов, иных обременений на автопарк должника.

По инициативе Захарова в ГИМС МЧС России суд должен получить информацию о зарегистрированных маломерных судах, принадлежащих Владиславу Бурову, в том числе узнать о действиях по распоряжению этим имуществом, а также получить информацию о дате и основании снятия с учета плавательных средств. В Росаваиации (ФАТВ) арбитражу следует поискать самолеты экс-олигарха, т.е. запросить сведения о наличии зарегистрированных правах/ограничениях Бурова на воздушные суда.

В УВД по Центральному административному округу ГУ МВД России по г. Москве нужно запросить сведения об уголовных и административных делах возбужденных в отношении основателя холдингов «Букет» и «Солпро» и его близких родственников, а у налоговиков узнать об открытых/закрытых лицевых и расчетных счетах, собрать сведения об объектах налогообложения. Также управляющего заинтересовал арсенал оружия олигарха, включая стволы, патроны, боеприпасы и сделки со всем этим добром. Само собой, важны и данные о зарегистрированных браках и официальных детях Бурова-старшего.

Кстати, в инстаграм невестки Бурова Ангелины попадается много фото с машинами премиум-класса, яхтами и катерами. Например, вот таким

 

 
 
 
 
 
View this post on Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Angelina Burova (@babybratzzzz)

 

или таким

 

 
 
 
 
 
View this post on Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Angelina Burova (@babybratzzzz)

 

На момент рассмотрения запросов Алексея Захарова судьей Маратом Сайдуллиным информация в материалы дела поступила только от московского ИФНС России №4: налоговики предоставили сведения о банковских счетах должника. Однако всем прочим суд заниматься отказался: Марат Сайдуллин напомнил конкурсному управляющему, что тот имеет по закону «О банкротстве» право самостоятельно обратиться от лица АО «Аткарский МЭЗ» в уполномоченные органы за сведениями о сделках, совершенных должником с указанным имуществом. Однако доказательств, подтверждающих самостоятельное обращение в органы, в том числе, для истребования сведений об имуществе должника, Захаров не предоставил.

В отказном определении упомянуто, что конкурсный управляющий ищет доказательства для обособленного спора о привлечении лиц, контролирующих АО «Аткарский МЭЗ», к субсидиарной ответственности.

«Между тем, конкурсный управляющий не указывает, какие обстоятельства, имеющие значение для дела о привлечении В.Ю. Бурова к субсидиарной ответственности могут быть установлены этими доказательствами», — констатирует судья.

А ведь АПК говорит, что в ходатайстве должно быть названо доказательство, указано, какие обстоятельства могут быть установлены этим доказательством, где оно находится и какие причины препятствуют получению доказательства.

В итоге судья Марат Сайдуллин счел, что Алексей Захаров просто перекладывает на суд свои обязанности. Однако понятно, что финал процедуры в Аткарском МЭЗ не за горами, коль скоро активы, заслуживающие внимания, уже ушли с торгов. А, значит, ребром встанет вопрос о субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника.

И здесь во всей красе покажет себя особенность банкротства холдинговых структур, где все члены группы друг у друга в совладельцах, поручителях, дебиторах-кредиторах и т.д. Иными словами, когда дело дойдет до окончательных расчетов, выяснится, что взять с компаний — контролирующих лиц уже нечего, потому что их совладельцы уже пустышки.

Надежда на конечных бенефициаров соучредителей-офшоров призрачна, вряд ли стоит рассчитывать на очень значительные богатства гендиректоров компаний, а вот претензии к такому совладельцу-«физику», как Владислав Буров, могут дать оказаться плодотворными.

Заявления о привлечении к субсидиарной ответственности акционеров-юрлиц, топ-менеджеров компаний-должников и основного собственника Владислава Бурова были массово поданы еще в 2020 году, встав на поток, как и сами суды в конвейерном банкротстве, затеянном ГК «Русагро» Вадима Мошковича. Так что сведения о банковских счетах, яхтах, самолетах, автомобилях с прицепом и без, оружии, браках и детях бывшего олигарха все равно попадут в публичное пространство.

Справка «БВ». АО «Аткарский маслоэкстракционный завод» зарегистрировано в 2003 году. Основной вид деятельности — производство рафинированных растительных масел и их фракций. В 2018 году выручка предприятия составила 5,3 млрд рублей, в 2019 упала до 958,9 млн рублей. В конце 2019 года директор ООО ГК «Русагро» Максим Басов подписал соглашение с правительством Саратовской области о 6-миллиардных инвестициях в развитие производства. Основной актив- сам МЭЗ был продан в марте 2021 года компании «Русагро-Аткарск» за 11,5 млрд рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.