Утром на мельницу, вечером в цирк: 100 лет назад лучшими работодателями Саратова были миллионеры Шмидты. А что сейчас?

Уникальную «голубую муку» для саратовского калача делали уникальные люди.

Среди немцев и англичан фамилия Шмид (Смит) была очень распространена. Да и в Саратове жили несколько совершенно независимых Шмидтов – аптекарь, врач, адвокат. Но самыми известными были, конечно, мукомолы.

Потомки Шмидтов появились в России во времена Екатерины II, когда первые колонисты стали заселять поволжские земли. Наиболее известны братья Андрей и Пётр Ивановичи Шмидт, родившиеся в селе Усть-Золиха Камышинского уезда. Будучи выходцами из крестьянского сословия, предприимчивые, трудолюбивые и аккуратные, они основали мукомольное производство.

Первая мельница Шмидтов выросла на волжском берегу в 1879 году. Затем последовало строительство зерновых складов, еще одной мельницы. В 1888 году в Саратове появилось «Торгово-промышленное товарищество братьев Шмидт» с основным капиталом в три миллиона рублей, позже возросшем до шести. Фирма Шмидтов объединяла три отделения, кроме главной конторы, а также представителей на крупных пристанях, где производилась ссыпка зерна. Для своих нужд имелся флот из трех пароходов, двух теплоходов и 30 барж. До наших дней в Саратове на улице Чернышевского сохранилась мощная мельница клана мукомолов.

Именно Саратов в конце ХIХ века считался хлебной столицей Российского государства. Благодаря немецким мукомолам (Шмидт, Рейнеке, Борель) на саратовщине научились выращивать пшеницу и рожь, скрещивать злаковые культуры в единый хлеб. Секрет был в том, что пшеничное тесто калача заквашивали на ржаной основе.

На саратовских паровых мель­ницах Шмидтов производили сорт муки «2-я голу­бая». Эта особая смесь зерен твердых и мягких сортов пшеницы считалась лучшей для кондитер­ской и булочной выпечки. «2-ю голубую» использовали самые известные хлебопекарные заведения Мо­сквы, Петербурга, а также Европы.

Уникальную муку, которая шла на знаменитые саратовские калачи, делали  уникальные люди. На одной из мельниц Шмидтов трудился рабочий, по фамилии Кашин, о его силе и выносливости ходили легенды. Он легко перекидывал через плечо мешки с мукой и тягал жернов. Кашин даже выступал в городском цирке братьев Никитиных – на представлениях поднимал пудовые гири и поигрывал ими. Говорят, однажды силач легко переборол участника чемпионата по французской борьбе!  

Педантичные немцы считались в Саратове лучшими работодателями. В начале ХХ века на их предприятии была высокая зарплата и, как сказали бы сейчас, предоставлялся завидный социальный пакет. Семьям работников выплачивали различного вида пособия, проводились медицинские осмотры, персоналу предоставляли казенное жилье. Условия труда были самые комфортные и передовые для того времени – имелись отдельные помещения для обеда и отдыха, цеха и корпуса вентилировались, подавалось электричество и отопление.

Работники мельниц могли по льготным ценам купить муку и хлеб в хозяйской лавке. А на Рождество дети всех сотрудников приглашались в господский дом на Никольской/Радищева (ныне Мичурина/Радищева), вручали гостинцы, организовывали праздник. Мукомолы Шмидт тратились и на благотворительность – содержали городские приюты, дома призрения, больницы.

Решая проблему будущего наследства, неразлучные братья Петр и Андрей Шмидт поженили своих отпрысков, сделав мужем и женой двоюродных брата и сестру. Брак оказался счастливым: Пётр Петрович и Амалия Андреевна имели 13 детей, из которых четверо братьев-погодков  (рождённые с 1870 по 1875 год)  Федор, Иван, Отто и Владимир стали продолжателями семейного дела. Кстати, их биографии стали основой сценария фильма «Саратовские переборы», роли в котором сыграли представители местного бомонда.   

 Все братья получали образование благодаря домашним гувернерам, после учились в Германии. Современники писали, что европейский лоск особенно хорошо чувствовался  во внешности Отто Петрович Шмидта. Он был командором первого Саратовского речного яхт-клуба.

Утонченный вкус Отто Петровича проявился и при постройке своих домов. Так в селе Разбойщина в окрестностях Саратова он возвел особняки и дома, конюшню и оранжерею, в которой выращивали прекрасные розы. В наши дни на месте села находится поселок Соколовый. А белоснежное одноэтажное здание на улице Большой Кострижной (ныне Сакко и Ванцетти, 21)  было построено в 1915 году, но в нем Отто Шмидту удалось прожить всего два года. Когда  в стране переменились власть, Отто ушел в армию Колчака, и по имеющимся сведениям в 1919 году погиб.

Иван Петрович Шмидт в 1912 году выстроил для своей семьи архитектурный шедевр улице Армянской (ныне Волжская, 32).

Но через пять лет новые власти национализировали дом, оставив его владельца на улице. Некоторое время он томился в саратовской в тюрьме, был выпущен. Скитался по  съемным квартирам, его лишили прав и собственности, постоянно унижали. Иван Петрович окончил свою жизнь, работая могильщиком на Немецком кладбище, где и был похоронен.

Федор Петрович Шмидт оказался единственным из представителей династии мукомолов, кому удалось выехать из страны в революционные годы. Он отправился в Германию, на родину предков, где имел в банках какую-то часть средств. Но вложил их неудачно и разорился. Его приютил давний знакомый, в прошлом щедро облагодетельствованный Шмидтами в России.

Влади­мир Петрович Шмидт еще в дореволюционные годы  в интересах дела на постоянное жительство перебрался в Петербург, периоди­чески наезжая в Саратов.

1917 год внёс трагичный поворот в судьбу каждого члена семьи. Имущество Шмидтов было национализировано. Кстати, когда началась Первая мировая война, Шмидты вели себя достойно. Они гласно и резко осудили правительство Германии, заявили о своей полной лояльности России и её властям, сделали крупное пожертвование в фонд обороны. Многие молодые мужчины из могущественного клана, несмотря на очевидную возможность отсидеться в тылу, пошли на фронт – воевать за Россию.

Мукомольным производством в Саратове занимаются сейчас другие люди и другие компании. Их выселяют с обжитых мест у набережной ради элитных высоток и других благ цивилизации с видом на пляж. Шмидты, правда, в Саратове тоже остались, правда, дореволюционным мукомолам владелец ГК «Кронверк» Александр Шмидт не родственник, а однофамилец. Но тоже миллионер.  

О том, каков он как работодатель, можно судить по тому, как самая крупная из его компаний платит пенсионные взносы. За 2019 год ООО «Специализированный застройщик ГК «Кронверк» уплатил их 47,8 млн рублей. Если учитывать, что пенсионные взносы составляют 22% от оклада, получается что суммарная зарплата рабочих «Кронверка» за год — 217 млн. Поделив их на 550 человек сотрудников, среднюю численность рабочих по данным ЕГРЮЛ, получаем порядка 32 тысяч рублей в месяц. Для строителя — не самая большая величина.

У разработчика карьера в Ершовском районе ООО «Кронверк НМК» взносы в пенсионный фонд в 2019 году составили 8,2 млн рублей. Суммарная зарплата в данном случае составит примерно 37,3 млн рублей. И если разделить ее на указанных в ЕГРЮЛ 104 рабочих, получим 29,9 тысячи рублей в месяц, еще меньше, чем у строителей.

Отзывы самих рабочих о «Кронверке», встречающиеся на открытых площадках, говорят о том, что нынешним носителям известной в Саратове фамилии до знаменитых мукомолов далеко.

«При трудоустройстве копию договора на руки не отдают ссылаясь на то что надо ее еще у директора подписать, но по факту позднее ее также не отдают, в объявлении написана одна сумма оплаты труда, на собеседовании уже ниже, а по факту еще ниже», — пишет один из бывших работников, лишившийся места перед карантином. 

Жалуются рабочие на отказ выдать договор подряда на руки, отсутствие больничных.

«Работал машинистом мостового крана в цеху формовки, оставаться требуют на 2 часа после работы до 19:00, но при этом нет доплаты за сверхурочную переработку. Также требуют выходить в выходные но без официального приказа», — делится впечатлениями другой рабочий. Список вакансий компании при этом полон строительными специальностям с зарплатой от 30 до 50 тысяч рублей. Не хватает нынешним Шмидтам квалифицированных специалистов в строительной отрасли — бетонщиков, крановщиков, экскаваторщиков, сварщиков.

(«БВ» благодарит за помощь в создании материала Саратовскую областную библиотеку для детей и юношества имени А. С. Пушкина.)

Юлия Шишкина

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.