Доначислили: компания Беликова заплатит 100 млн рублей налогов вместо своих ИП-перевозчиков. Их у нее было аж 86

АО «Автокомбинат-2» саратовского перевозчика Андрея Беликова обязано уплатить почти 100 млн рублей дополнительных налогов и крупный штраф за свои многолетние транспортные схемы с участием водителей-ИП. Что может стать поводом для банкротства компании и доначислений по налогам для других перевозчиков, в том числе МУПП «Саргорэлектротранс».

Поводом для доначислений стали субсидии за пассажиров-льготников, сам факт получения которых следствие посчитало уголовным преступлением. Андрей Беликов оказался на скамье подсудимых, обвиняемый в мошенничестве и картельном сговоре. Тем временем, за одно деяние его фирму оштрафовали, а за другое — добавили налогов.

ФНС насчитала «Автокомбинату-2» 73,8 млн рублей налога на прибыль плюс пени и штраф, всего 98,2 млн рублей. Как следует из материалов дела, предметом налогообложения стали 369,4 млн рублей тех самых субсидий, проходивших до сих пор мимо налоговых деклараций.

Сам «Автокомбинат-2», что было уже неоднократно доказано в судах, подвижного состава не имел и пассажиров не возил. В решении суда по его спору с налоговой перечислены работавшие на компанию Андрея Беликова целых 86 перевозчиков-ИП и два юрлица — с ООО «СП «Транспортные технологии» и ООО «Совместное предприятие «Фрелго». Как показала проведенная налоговиками проверка, в 2007-2015 годах у «Автокомбината-2» вообще отсутствовали доходы от перевозки пассажиров.

А вот субсидии, получаемые компанией, были расценены как прибыль. Решение о правомерности такого доначисления 9 сентября нынешнего года вынес областной арбитраж, а 17 ноября его поддержала апелляционная инстанция. Сейчас дело считается закрытым.

Свою лепту внесла и саратовская УФАС, которая оштрафовала «Автокомбинат-2» за картельный сговор с другими перевозчиками на 11 млн рублей, в общей сумме предприятию придется найти порядка 110 млн рублей.

— Не знаю, что будет с этим предприятием дальше. Андрей Беликов — самый крупный его акционер, но не единственный. И что будет с теми маршрутами, которые «Автокомбинат-2» продолжает обслуживать? В моем понимании 110 млн рублей для предприятия — это больше чем банкротство, — заметила по этому поводу юрист Гелена Алексеева.

Вопросы у налоговиков между тем могут вызвать не только субсидии. Как пояснила эксперт, данные о финансовых результатах компании за те годы, когда она получала субсидии, никак не совпадают с теми маршрутами, которые «Автокомбинат-2» де-юре обслуживал. Официально компания заявляла, что у нее есть 550 автобусов, хотя на деле она собственного автопарка не имела. При этом выручку, например, 2016 года, она указала в размере всего 9,3 млн рублей. При действовавшем тогда тарифе за проезд в 17 рублей это должно означать, что в среднем каждый из якобы имевшихся 550 автобусов перевозил по 2,5 пассажира в сутки! А субсидии, напомним, компания получала в полном размере.

— Андрей Беликов, похоже, считал субсидии безвозмездной помощью. Насколько я вижу по решению суда, «Автокомбинат-2» пытался доказать, что отдал субсидии ИП, которые по факту возили пассажиров. Но налоговая этих доводов не приняла. В перспективе всех остальных перевозчиков должно ждать такое же доначисление, — полагает Гелена Алексеева.

Помимо «Автокомбината-2» на саратовских маршрутах много лет работали одни и те же игроки — АО «Межгородтранс», ООО «Икар-Авто» и МУПП «Саратовгорэлектротранс». Саратовское УФАС признало всю четверку картелем, о чем антимонопольное ведомство напомнило на днях, сообщая о провалившейся попытке «Автокомбината-2» оспорить начисленные ему 11 млн рублей штрафа.

Комиссия УФАС признала нарушителями закона «О защите конкуренции» и «Межгородтранс», и «Икар-Авто», и СГЭТ. Поводом стало последнее повышение цен на проезд, с 17 до 23 рублей. Как заявляет антимонопольное ведомство, все эти предприятия, обслуживая разное число маршрутов и выпуская на них разное количество транспорта, несли и разные расходы на перевозку пассажиров. А значит, одинаковая цена проезда по всем направлением экономически обоснованной быть не может. Тем более, что разные компании должны бы быть конкурентами. Экономически обосновать, почему проезд стоит одинаково, перевозчики, как заключает УФАС, не смогли.

«Следовательно, конкуренты пришли к соглашению о необходимости повышения стоимости проезда и провоза багажа на одну и ту же величину для достижения цели, благоприятной для каждого из участников соглашения», — заключает УФАС. А это — уже картель.

Как пояснила Гелена Алексеева, поводом для привлечения к уголовной ответственности за создание картеля (статья 178 УК РФ) является установленный размер ущерба от 10 млн рублей и выше, причем 30 млн считаются особо крупным размером. Станут ли выводы УФАС поводом для начала следствия, зависит от позиции правоохранительных органов.

— Не знаю, насколько правоохранительные органы отслеживают решения судов. Но здесь надо обратить внимание, что в антиконкурентном соглашении поучаствовали не только хозяйствующие субъекты. Там участвовала и мэрия города, — подчеркнула эксперт.

Гелена Алексеева напомнила, что действующие требования предписывают, чтобы перевозчики за 180 дней предупреждали о своем намерении поднять тарифы. Но перед последнем повышением администрация города на короткий срок отменила это требование, чтобы дать четверке монополистов установить новый тариф, после чего условие о 180 днях опять стало действующим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.