Коллегия саратовского облсуда отложила рассмотрение апелляционной жалобы экс-ректора СГТУ Игоря Плеве. Что дальше?

Формальной причиной стала необходимость изучить объемный (порядка 40 страниц) текст жалобы, однако документ был подан в процессуальные сроки. Поэтому речь, скорее, можно вести о неких факторах, которые повлияли на сегодняшнее событие.

Насколько известно «БВ», материалы дела еще вчера, 18 августа, изучались в коллегии, и качество вынесенного Октябрьским судом приговора поразило даже видавших виды тружеников апелляционной инстанции.

Напомним, 19 мая 2021 года судья Октябрьского районного суда Елена Леднева приговорила бывшую сотрудницу архива СГТУ Елену Нечаеву к 240 часам обязательных работ по ст. 33 ч.5 (пособничество) и ст. 160 ч.1 УК РФ (присвоение или растрата). Игорь Плеве получил 4,5 года колонии общего режима по ст. 160 ч.3 (хищение чужого имущества с использованием служебного положения в крупном размере) и ст. 286 ч.3 п.в. УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий).

Хищение чужого имущества – это 131 тысяча рублей, которые архивариус получила в вузе за полтора года, реально, якобы, не работая. Игорь Плеве, на тот момент ректор СГТУ, будто бы способствовал ее трудоустройству и тем самым стал соучастником ужасного преступления против вузовской казны. При этом в деле есть масса подтверждений тому факту, что Нечаева реально трудилась, а кроме того, срок давности ее «преступления» истек в апреле 2018 года.

Но это не помешало следствию, которое вело региональное УФСБ, положить данный эпизод в основу дела Плеве, хотя возбуждено оно было, как известно, только в июне 2018-го! Что касается квартирных эпизодов приговора, то здесь встречаются такие перлы, что им следует посвятить отдельную публикацию. И хочется напомнить, на распределение квартир, которое произошло во время ректорства Игоря Плеве, никто не жаловался. Криминала в этом распределении не выявили ни СУ СК, ни полиция, ни Миноборнауки, ни Счетная палата РФ. А вот районный суд в Саратове разглядел крамолу и посчитал, что наказанием за нее должно стать 4,5 года колонии.

По нашему мнению, сегодняшний перенос в областном суде вполне вписывается в общую зыбкость ситуации. И дело не только в том, что вчера политех номинально покинул лжедоцент Олег Афонин, а сегодня официально приступил к своим обязанностям назначенный накануне и.о. ректора СГТУ Сергей Наумов.

Вопрос куда более глубокий. Многие считают, что за уголовным делом, возбужденным против экс-ректора Плеве, стояли интриги, целью которых было главное кресло и контроль над финансовыми потоками вуза. Новые вузовские начальники получили то и другое, но после скандала с фальшивым доцентством вынуждены были сойти со сцены.

Однако кукловоды все на месте, и сейчас решается самый главный вопрос: если полностью отменить приговор, обе его части, то не слишком ли сильный удар по репутации получит бывший куратор вуза, при котором варилось и пузырилось архивно-квартирное варево, которое затем выплеснулось на страницы судебного решения? А если переквалифицировать статью и дать Плеве, к примеру, всего лишь штраф, но таки признать ученого с европейским именем уголовником, то, опять же, не случится ли какой неловкости, каких-нибудь нежелательных последствий для господина куратора? А для его великой партии? Да еще накануне выборов? К тому же 26 августа — суд, а через два дня, 28-го, – день депортации немцев Поволжья, а это тема, в которой Плеве — корифей. Понаедут ученые, потомки депортированных со всех сторон света…

В этой ситуации подлинное сочувствие вызывает фигура ученого, угодившего в жернова большой политики. Вот что говорит об Игоре Плеве кандидат педагогических наук профессор кафедры методологии СГУ Галина Паринова:

«Я проработала заведующей кафедрой педагогики с Игорем Рудольфовичем в период, когда он был ректором государственного педагогического института, с 1999-2005 годы. И я утверждаю, как участник процесса подготовки учителей, что тот период был расцветом педагогического образования в Саратовской области. Игорь Рудольфович сам совместно с психологами и преподавателями кафедры посещал уроки и внеклассные мероприятия отдельных студентов, давал ценные рекомендации. Каждая учебная практика заканчивалась творческими презентациями, которые готовили студенты, Игорь Рудольфович всегда на них присутствовал, направлял студентов, восхищался ими. При его поддержке и непосредственном участии в пединституте стали проходить конкурсы педагогического мастерства «Шаг в профессию», и эта традиция продолжается в СГУ по сей день. А результат был потрясающий — большинство студентов после окончания нашего вуза шли работать в школы. Вопрос о нехватке педагогических кадров в области не стоял вообще, и в этом огромная заслуга Игоря Рудольфовича. Мог ли такой прекрасный ученый и человек поступится своими нравственными принципами? Мог ли он к 60 годам так измениться, пойти на вопиющие нарушения закона, превратиться в преступника, которого необходимо изолировать от общества? Никогда! Я делаю вывод: кому-то было выгодно оклеветать Игоря Плеве и даже лишить его свободы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.