Саратовский режиссёр Алексей Чернышёв: «Нужно верить в сказки, без волшебства жизнь становится бытовухой»

DSC06723Актёр и режиссёр Саратовского ТЮЗа Алексей Чернышёв стал режиссёром последнего спектакля, над которым работал Народный артист России Юрий Ошеров. Спектакля, который остался незавершённым. Спектакля, который стал закатным и, если угодно, завещательным. Премьера постановки, получившей название «Тропа», состоялась на большой сцене 22 сентября.

Над «Тропой» по роману Феликса Зальтена «Бемби» покойный ныне мастер работал, по свидетельству его вдовы Светланы Лаврентьевой, несколько последних лет. Работал тщательно, скрупулёзно и страстно. О «Тропе» и сказках, о театре, о памяти, любви и судьбе – эксклюзивное интервью с режиссёром для читателей «Бизнес-вектора».

— Алексей, работая над «Тропой», Вы оглядывались на личность Юрия Петровича Ошерова? Доделывая его спектакль, задавались вопросом: а как бы поставил его он сам?

DSCF3358— Конечно. Я, в сущности, воспринимаю свою работу, как подмалёвку, сведение всех линий в одну, доштриховку. Со Светланой Васильевной мы многое обговаривали, ведь у неё остались все замечания Юрия Петровича, все пожелания, вписанные в текст самой инсценировки. Старался следовать всему тому, что художественный руководитель театра оставил. А сам Юрий Петрович мне часто снится.

— Вдове её любимый человек практически не снится, а к Вам, значит, приходит?

— Ну да. На днях он пожал мне во сне руку, радостно сказал, что матч выигран, и всё хорошо. Думаю, он присматривает за своей «Тропой».

— Когда я посмотрела спектакль, то поразилась некоторым словесным пассажам вроде того, что все мы уйдём, а за нами придут другие. Такое впечатление, что Юрий Петрович словно чувствовал свой уход, оставляя это режиссёрское послание.

— А почему нет? Ошеров был театральным человеком и тонкие энергии чувствовал. Что сказать про его уход? Это трагично. Неожиданно. Наверное, судьба такая. Я благодарен Юрию Петровичу за многое. Он сам лично за меня заступался, когда меня в прежние годы могли выгнать из театра.

— За что?!

— За то, что я набил одному человеку лицо. Фамилии называть не буду, но что было – то было.

— Так вы, стало быть, холерик?

— Абсолютный и безоговорочный.

DSC06555

— Скажите, а если бы при Вас на улице начали бить незнакомца, вы бы вмешались?

— Конечно! Я бы ворвался в такую свару обязательно.

— Вы ощущаете себя на сегодняшний день режиссёром-учеником, режиссёром-мастером, состоявшейся творческой личностью?

— Я вас умоляю – только не состоявшейся! Состояться в профессии — значит умереть. Театр – это движение. Моему педагогу режиссёру Юрию Погребничко в конце октября исполнится восемьдесят лет. И он совсем не ощущает себя состоявшимся!

— Каково режиссёру-холерику руководить труппой актёров? Я вот за вами наблюдала после прогона, во время разбора полётов, вы были максимально демократичны и вежливы. Вы всегда такой?

— Что вы?! Я знаете порой, как лютую? Режиссёры не бывают душками! Это конфликтная профессия.

DSC06748DSC06774— Что помогает Вам в режиссуре и этого спектакля, и в режиссуре вообще?

— Наверное, то, что я сам актёр. И я знаю, насколько это трудно и сладостно работать на сцене. Я могу сам, по-актёрски, показать, что хочу увидеть. Если режиссёр не может показать – кредит доверия к нему со стороны труппы автоматически падает. Я даже в гримёрки актёрские накануне спектакля не захожу, потому что можно многое испортить… нельзя сорвать этот нерв, этот надрыв.

— В «Тропе» играют несколько учеников Юрия Петровича?

— Да. И для всех них это отдельное испытание. Понимаете, все на этот раз собрались сделать больше, чем хороший спектакль, а спектакль памяти своего художественного руководителя. Насколько нам это удалось, судить зрителю. Но все выкладывались по полной. Александра Карельских, исполняющая роль маленького Бемби, очень интересно работает. Наш постановщик танцев и пластики, актёр Алексей Кривега срисовал образ пластики маленького оленёнка с танца Вацлава Нижинского «Полуденный отдых фавна». Эти изгибы тела, эта грациозная «нечеловечность» – именно оттуда. Потому что нельзя, чтобы актёры играли просто животных. «Тропа» — это не просто сказка, это притча.

DSC06780DSC06786— На исторической сцене ТЮЗа Вы вот уже на протяжении нескольких лет ставите сказки с участием детей из студии имени Олега Табакова. Почему именно сказки, и что они для Вас?

— Сказки — это интересно и радостно. Давайте называть вещи своими именами – повседневная жизнь, чаще всего, у большинства людей устрашающе обыденна. А если изъять из неё все отсветы чудесности, что останется? Бытовуха. Ужасность. Без волшебства нельзя жить! С детьми работать интересно – они органично чувствуют себя в сказке. Им не надо притворяться. Настраиваться. Это стопроцентно их территория. И моя тоже. Ведь другой Юрий Петрович – не Ошеров, а Киселёв, многократно подчёркивал: его сфера деятельности — это дети. Моя – тоже.

— Почему вы ставите преимущественно для аудитории шести-восьми лет, а подростки вами практически не охватываются?

— Моему младшему сыну 6 лет. Вот когда ему исполнится 16 – начну ставить для подростков.ъ

DSC06636DSC06753— Но у вас есть ещё старшая дочь и средний сын.

— Старшей – 19, она уже студентка художественного училища, а средний сын пока ещё не подросток.

— Что для Вас главное в работе со студийцами?

— Творческие муки – потом. У нас существуют железные правила безопасности. Как вести себя при подъёме плунжеров, при монтаже декораций, как просто вести себя. Никто не сидит на подоконниках. Никто не гоняется по паркету. Театр — это опасное заведение. Дисциплина у меня железная. Я для детей тот ещё Карабас Барабас.

DSC06750

— А если кто-нибудь всё-таки нарушает правила безопасности?

— Он покидает студию. Мгновенно и навсегда.

— Вы ставите спектакли с детьми, играете в родном ТЮЗе и задействованы как приглашённый артист и в столице, и в других городах. Где черпаете энергию?

— К небесам стараюсь подключаться. Честно-честно! Друзья хорошие, они же театральные единомышленники и коллеги, помогают. Игорь Хрипунов, Андрей Зверев, Юля Михеева, Татьяна Пыхонина – без них просто не представляю творчества. Музыка помогает. Я большой поклонник «Театра песни Елены Камбуровой» и её самой, на «Питере Пэне» мы с Еленой Антоновной сотрудничали. А вообще, я точно знаю – чем больше работы, тем больше сил.

DSC06735DSC06528— Недавно вы вернулись со съёмок в фильме Андрея Кончаловского. Каково было работать с ним и какую роль исполняете в этой киноленте?

— Генерал-майора госбезопасности. Ору с микрофоном с высоких трибун. Играю человека системы. Фамилию персонажа называть пока не буду, так как мой герой – личность историческая.

— И каково это — играть генерала КГБ?

— Безумно интересно! Всегда интересно играть того, кем ты никогда не был. Кончаловский – перфекционист, человек, создающий Большое кино. А работать на таком уровне – ответственность и радость. Я провёл в обществе Кончаловского целый съёмочный день, сполна ощутил его режиссёрский подход.

— Как называется фильм и о чём он? Чуточку подробностей можете поведать?

— По условиям контракта – нет. А вот что каждому зрителю этого кинофильма точно надо знать уже заранее, так это, что эта лента честно повествует об одной из самых закрытых и трагических страниц отечественной истории. Правда – это всегда сила. А художественно показанная правда – сила вдвойне. Премьера фильма состоится в 2020 году, и планируется его показ на Венецианском кинофестивале.

DSC06712DSC06701

— Театральному человеку сложно оказаться перед кинокамерой?

— Это не столько сложно, сколько ошеломляюще интересно! Я этого раньше не знал. Совсем. Теперь в курсе. В Лужниках был построен огромный павильон для не менее огромной массовки. Очень масштабные сцены.

— От чего в жизни Вы испытываете наслаждение?

— От собственных детей. От хорошей работы. От поездок по миру. От любви. От театра.

— Возвращаясь к главной теме нашей беседы — от своей «тропы», одним словом?

— Да. Именно так.

DSC06616

Справка «БВ». В основу спектакля «Тропа» лег пересказ романа Феликса Зальтена «Бемби», сделанный писателем Юрием Нагибиным, фактически переосмыслившим оригинальное произведение, которое он понимал как философскую сказку. В работе над спектаклем принимали участие художник по костюмам Ольга Колесникова, ассистент режиссёра Мария Стороженко, художник по свету Андрей Еленин из Петербурга и видеохудожник Степан Поливанов из Москвы. В ролях: народная артистка России Светлана Лаврентьева, заслуженный артист России Валерий Емельянов, Владимир Конев, Александра Карельских, Олег Верин, а также студенты мастерской Артёма Кузина 3 курса Театрального института. Следующий показ спектакля состоится 12 октября.

Беседовала Вероника Анникова

Фото со спектакля — Станислав Лайкаск, фото Алексея Чернышёва — Вячеслав Сторожев.

DSC06803 DSC06794 DSC06759 DSC06743 DSC06704 DSC06654 DSC06614 DSC06568 DSC06524 DSC06508 DSC06481 DSC06465 DSC06438 DSC06447 DSC06395

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.