Суд пригласил к Илье Шарому Росфинмониторинг: саратовского покупателя волгоградского завода могут попросить отчитаться о доходах

ИП Илья Шарый, известный своей дружбой с СРО арбитражных управляющих «Лига», может пожалеть, что подал в суд на ОАО «Волгоградский судостроительный завод».

В конце прошлого года Илья Шарый начал взыскивать через волгоградский арбитраж 63,4 млн рублей. У этого иска богатая предыстория. Так, в конце апреля 2019 года стало известно, что Шарый приобрел с торгов имущественный комплекс банкрота — ОАО «Волгоградский судостроительный завод» (ВгСЗ). Бизнесмен выложил за много лет не работающее предприятие 323,9 млн рублей, опередив двоих конкурентов.

Завод попал в банкротство в 2013 году, а с 2018 года выставлялся на торги единым лотом, куда вошли и здания, и земля, и все оборудование. Первоначально цена продажи составляла 2,7 млрд, затем постепенно падала и опустилась до 243 млн рублей. Падение цены до этой точки прогнозировал в СМИ конкурсный управляющий банкрота — прекрасно известный в Саратове представитель СРО АУ «Лига» Сергей Лыженков, знатно оскандалившийся на банкротстве Саратовского завода приборных устройств (СЗПУ).

Карьера конкурсного управляющего в ОАО «СЗПУ» закончилась для Лыженкова громким изгнанием из процедуры, однако в Волгограде специалист из одиозной СРО довел начатое до конца, передав добро близкому по духу господину Шарому.

Илья Шарый засветился в Саратове еще в середине 2000-х, именно он представлял фирму «Монолит-С», которая перекупила право требования долгов САЗа и открыла заводские ворота «Лиге», ставшей в конечном итоге могильщиком «стратега».

Жемчужиной покупки в Волгограде стало, бесспорно, право аренды муниципальных участков земли площадью 136 381 кв. м. и 428 797 кв. м. Мэрия Волгограда пыталась вывести их из конкурсной массы, но арбитражный суд не позволил.

Затем пошли устойчивые слухи, что территория завода активно очищается от цехов, как того желает некая китайская компания, которая вот-вот станет владельцем гектаров. Говорили даже, что китайцы проспонсировали победу Шарого на торгах, а после выкупили землю у него — якобы по цене, близкой к первоначальной, то есть, более, чем за 2 миллиарда рублей.

Но насладиться предполагаемым гешефтом коммерсанту не удалось: уже мае того же 2019-го ФНС оспорила торги и в августе они были признаны недействительными. За отмену торгов боролся и Комитет государственной охраны объектов культурного наследия Волгоградской области.

Арбитраж, признал торги и договор купли-продажи недействительными, обязал ИП Шарого И. А. возвратить в конкурсную массу завода часть имущества, уже переданного покупателю, а также восстановил право требования бизнесмена к ОАО «ВгСЗ» в сумме 102,9 млн рублей.

Суд исходил из того, что завод вошел в перечень стратегических организаций, и это позволяет отнести его к оборонно-промышленному комплексу. Стало быть, при банкротстве стратега победителем торгов должен стать тот, кто может впоследствии выступать участником размещения гособоронзаказа и выполнять работы по ГОЗ. Но Шарый явно этого сделать не мог.

В процессе, который бизнесмен затеял против завода, выскользнувшего из рук, тоже не все гладко. Изучив материалы дела, суд посчитал необходимым привлечь к участию в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, межрегиональное управление Росфинмониторинга по Южному федеральному округу.

Вполне возможно, финансовый надзор проверит чистоту сделок, на основании которых г-н Шарый предъявляет претензии, а заодно установит, на какие доходы ИП покупает бывших гигантов индустрии.

Арбитражная практика показывает, что Росфинмониторинг активно привлекается судами, когда возникает сомнение в реальности сделок, из-за которых стороны подают иски. В 2020 году ВС РФ обобщил практику и напомнил, что суды, обнаруживая попытку легализации незаконных доходов, должны сообщать о признаках экономического преступления в следственные органы, а также могут препятствовать сомнительным сделкам, даже если ответчик признает иск или стороны заключают мировое соглашение.

Кроме того, суды могут признать сделку ничтожной и отказать в иске, если выявят факты проведения незаконных финансовых операций. Существует даже типология таких операций, подготовленная Росфинмониторингом.

А к сделкам Ильи Шарого у суда уже были вопросы. Пытаясь вернуть себе Волгоградский судостроительный завод, бизнесмен пошел по инстанциям, но дальнейшие споры только усугубили ситуацию. Суды выяснили, что победитель торгов был аффилирован и заинтересован, так как входил в комитет кредиторов, защищал интересы управляющего Лыженкова, а кроме того, был заинтересованным лицом по отношению к залоговому кредитору — офшору Тимкор Консалтинг Лимитед.

Также апелляция выяснила, что Шарый перечислил на счет завода 102, 9 млн рублей, а остальное закрыл зачетом встречных требований с участием того самого офшора. Одиозный персонаж дошагал до Верховного суда, но там отказались рассматривать жалобу.

Кстати, вскоре после отмены торгов, где завод пошел с молотка, с процедуры был снят Лыженков. Суд указал, что конкурсный управляющий не провел оценку дебиторки завода, не принял мер к ее реализации, нарушал сроки проведения заседаний комитета кредиторов.

А вот Татьяне Шарой, в отличие от супруга, пока что везет. Не первый год банкротится саратовская компания «Белый сокол», где госпожа Шарая является соучредительницей. В этом удивительном процессе фигурируют векселя-пустышки на десятки и сотни миллионов рублей, займы на гигантские суммы у организаций, не имеющих и гроша за душой, долги, которые «засиливает» массовым порядком один и тот же третейский суд.

Однако Росфинмониторинг не привлечен банкротству ни в ООО «Белый сокол» (судья Людмила Котова), ни в компании-кредиторе ООО «Эконом-Финанс» (судья Марат Сайдуллин). А еще один участник трио, кредитор ООО «Эконом-Факторинг» — еще в 2019 году прошел через конкурсное производство и спокойно отправился в ликвидацию. Судья Юлия Федорова тоже обошлась без Росфинмониторинга, а конкурсный управляющий даже не стал требовать субсидиарной ответственности для лиц, контролирующих должника, — неких Ульянова Дениса Петровича и Михайлова Александра Александровича. Субсидиарки для деятелей, оставивших непогашенных долгов на 1,8 миллиарда, требовал АО «Экономбанк», но судья решила, что это ни к чему.

Следующее заседание в Волгоградском арбитраже по делу Ильи Шарого состоится 2 марта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.