Исторический камнепад: как управление по охране памятников потеряло два дома в центра Саратова. Спим дальше?

В Саратове с перерывом в пару недель обрушились стены у двух домов-памятников. За старинными домами одинаково плохо следят что муниципалитет, что частные собственники. 

Сначала стены посыпались у доходного дома Подклетновых на углу улиц Московской и Чапаева, затем у Дома художника на Московской, 125. Он лишился торцовой стены 21 апреля. Пострадавших, к счастью, не было.

Дом без художников

Дом художника, известный также как доходный дом купца Медведева, был построен в 1900-1901 году по проекту известного саратовского архитектора Алексея Салько, является памятником культуры регионального значения. С 1990 года там располагались художественные мастерские.

Но в 2008 году бывший мэром Саратова Юрий Аксененко потребовал выселения художников, а дом пристроил в добрые руки: его внесли в план приватизации и в 2008 году продали ООО «Эльма», которое тут же перепродало свое приобретение компании ЗАО «Сарград», аффилированной областному депутату Сергею Курихину. Окончательно художники покинули мастерские в 2010 году, новый собственник здание не использовал никак.

В 2019 году Дом художника предлагали переделать в четырехзвездочный отель, для чего превратить всю старую постройку во входную группу здания в 11 этажей, которое должно было появиться позади нее. Задумывалась гостиница на 130 номеров с подземным паркингом, конференц-залом и рестораном.

Проект включили в состав бизнес-кейсов Корпорации развития Саратовской области, объем инвестиций оценивался в 1 млрд рублей. Реализацией проекта, по имеющимся данным, собиралась заняться ГК «Лепта» Якова Стрельцина. Работы планировалось начать в середине прошлого года. Но до гостиницы дело так и не дошло, а теперь пустующий дом обрушился. Это, заметим, уже не первый случай, в 2016 году обвалилась дворовая пристройка к зданию.

Охранных зон у дома на Московской, 125 нет, но приказом управления по охране памятников от 24 ноября 2016 года №158 установлены границы самого объекта и прописаны предметы его охраны — декор фасада, уникальные окна.

Не страховой случай

Но если Дом художника обрушился без постороннего вмешательства, то падению стены дома Подклетновых по Чапаева, 82, случившемуся 3 апреля, поспособствовали некие работы, точный характер которых не установлен. Стена, выходящая на улицу Чапаева, рухнула на тротуар, сейчас здание огорожено.

Здание было построено в начале XX века по проекту архитектора Юрия Терликова. По стилю оно перекликается с другим его проектом — трамвайным депо на Большой Казачьей. В бытность постройки доходным домом, там проживали профессора Саратовского университета.

Дом Подклетновых имеет статус регионального памятника культуры, беда в том, что он стал им очень поздно. Долгое время дом был в числе выявленных объектов культурного наследия, а в реестр областных памятников вошел только в апреле 2020 года, успев перед этим частично сгореть. Дом использовался под офисы и магазины, пожар в 2011 году уничтожил пристройку, а здание оставил без крыши. С тех пор оно пустовало и не использовалось.

На недавно прошедшем заседании Градозащитного совета его судьбу обсуждали с участием областных депутатов, общественников и главы управления по охране памятников Владимира Мухина. Выяснилось, что у дома с рухнувшей стеной три собственника-физлица, обрушение произошло когда нанятые рабочие пытались предотвратить осыпание с края стены кирпичей. Вместо этого была потеряна целиком часть стены с оконным проемом.

Имена собственников не назывались, но было объявлено, что один из них вышел на связь с мэрией и от него потребовали принять срочные меры, чтобы дом не рушился.

Имя владельца на заседании градозащитникам так и не назвали. По данным «БВ», участок под домом принадлежит Наталье Водяненко, супруге бывшего депутата обдумы и экс-главы Саратовского отделения фонда социального страхования Игоря Водяненко. За ней же числилась аптечная фирма ООО «Медуница», чьим юридическим адресом до пожара был дом Подклетновых. Доля в компании принадлежала также Игорю Михайлову и Ольге Бурдавицыной, супруге другого бывшего главы ТФОМС, Сергея Бурдавицына.

Согласно данным, озвученным на Градозащитном совете управлением по охране памятников, двум собственникам принадлежит сам дом, третьему — подвал. Кто именно после скандала с обрушением вышел на связь с мэрией Саратова по этому вопросу, неизвестно. По некоторым данным, основные владельцы сейчас находятся за пределами России.

«Медуница» была ликвидирована еще в 2016 году, но бизнес г-жи Водяненко продолжал существовать. ООО «Магазин «Успех», которым она владеет вместе с Ольгой Бурдавицыной, принес в 2020 году 5,1 млн рублей выручки, ООО «Респект» — 9 млн. Ольге Бурдавицыной, согласно ЕГРЮЛ, принадлежит стоматологическая поликлиника «Дента-Мед», которая находится в соседнем здании по Московской, 120, это второй, уцелевший дом Подклетновых. Выручка 2020 года составила 8 млн рублей.

Между тем, управление по охране памятников обязано было следить за тем, как собственники относятся к старинным зданиям.

— Ответственность налицо, в каких параметрах — административного или уголовного законодательства, решим вместе с органами прокуратуры, — признал Владимир Мухин.

Незакрытым остается вопрос, почему управление спохватилось только сейчас, а не на 5-10 лет раньше? Теперь же только разработка документации по сохранению объекта займет полгода, после чего собственнику будет дан год на выполнение работ. Разумеется, если будет еще что сохранять. Пока все что сделано по дому Подклетновых — это установлен забор.

Другие регионы вовсю принуждают собственников к сохранению домов-памятников. Свежий пример — в Петербурге комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников культуры подал иск на владельца здания старинной Невской мануфактуры. Миллионера Алексея Устаева хотят обязать за полгода провести противоаварийные работы.

 

Есть и другие возможности — такие, как изъятие домов-памятников у нерадивых владельцев в судебном порядке. «Изъять объект можно, если собственник памятника не принимает мер по обеспечению его сохранности. Для этого нужны два административных штрафа со сроками устранения и только после этого — изъятие через суд и продажа с публичных торгов», — поясняют юристы. 

Саратовское управление по охране памятников об этом в курсе. На Градозащитном совете Владимир Мухин признал, что такой метод существует, назвав его «крайним механизмом». Но до сих пор ведомство предпочитало занимать позицию наблюдателя. В результате среди саратовских памятников культуры стало на два разрушающихся дома больше.

Фото: Old Saratov, ИА «Версия-Саратов»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.