Ни рожек, ни ножек: что стоит за провалом проекта с энгельсским локомотивом — плохой бизнес-план, политика или заурядная реальность

Стартовавший 4 мая аукцион по продаже производственного комплекса АО «Энгельсский локомотивный завод» ознаменовал конец громкого инвестпроекта, которым так гордились саратовские власти каких-то 7 лет назад.

Сейчас о провале не вспоминают ни сам губернатор Валерий Радаев, ни его зам Роман Бусаргин, ни строивший завод, а теперь отправленный в Госдуму Александр Стрелюхин. В отличие от полиграфкомбината или «Института стекла» его не стремятся спасать чиновники и даже не подыскивают для новехонькой производственной площадки покупателей. Что стало для проекта точкой невозврата — несговорчивость РЖД, просчет бенефициара компании Станислава Гамзалова или геополитические риски? Вспоминаем, как завод и его инновационный локомотив TRAXX Russia F120MS уходили в крутое пике. 

С 4 мая начат прием заявок на участие в аукционе, где претенденты подают предложения о цене в закрытом виде. Завод выставлен кредитором — банком ВЭБ — единым дотом за 4,19 млрд рублей. Хотя кредит выдавался ВЭБом на 6,4 млрд рублей. На сегодняшний день ни одной заявки не поступило, но время еще есть до 10 мая включительно. Торги пройдут на электронной площадке АО «НИС».

С формальной точки зрения, бесславный финал громкого проекта по производству уникального для России двухсистемного локомотива наступил в декабре 2020 года, после того, как областной арбитраж признал банкротом АО «Энгельсский локомотивный завод». Однако игрокам рынка несостоятельность затеи была понятна гораздо раньше.

Инициатива с выпуском двухсистемного локомотива принадлежала бизнесмену Станиславу Гамзалову, контролирующему ряд вагоностроительных предприятий в Саратовской области и имевшему тесные бизнес-связи с Украиной. Партнером выступил канадский концерн Bombardier Transportation. Вполне возможно, инновационный электровоз должен был собираться в Энгельсе, а эксплуатироваться — в других странах.

Первый камень энгельсского локомотивного был заложен в 2013 году, но в 2014-м грянул форс-мажор в виде Крыма и Донбасса, и передовой машине пришлось осваивать российские ухабы.

Хотя открывался завод летом 2015-го года с помпой. Да и экскурсий на нем — от членов Общественной палаты, до чиновников из районов, перебывало немало.

Глава Восточно-Европейского дивизиона концерна Bombardier Transportation Дитер Йон отмечал на открытии, что энгельсский грузовой локомотив относится к классу многосистемных, развивающих максимальную скорость 120 км/час и способных работать как на постоянном, так и на переменном токе. Энгельсский вариант снабжен еще и дизельным двигателем, необходимым для прохождения неэлектрофицированных участков дороги.

Тележка локомотива предназначена для железнодорожной колеи, существующей в России, СНГ и ряде других стран – шириной 1520 мм, и это достаточно обширная рыночная ниша – годовая потребность в локомотивах 1520 превышает 500 единиц в год.

Хотя предприятие декларировало цель довести отечественную комплектацию машины до 70%, решить эту задачу оказалось невозможно. Кроме того, ОАО «РЖД» явно не стремилось дать зеленый свет пришельцу, а директор тяги ОАО «РЖД» Олег Валинский и вовсе заявил, что энгельсский электровоз — это тот же Bombardier, только в другой оболочке. В дальнейшем железнодорожники подробно объяснили, что локомотив может и хорош, но инфраструктуры под него в РФ нет.

В общем, проект не выгорел, а время платить по кредитам неумолимо приближалось. В феврале 2019 года «ВЭБ-Лизинг» вчинил «Энгельсскому локомотивному заводу» банкротный иск. Обязательства предприятия составляют порядка 9,8 млрд рублей, основная часть долга — займ от «Внешэкономбанка» в размере 6,4 млрд. В 2021 году комитет кредиторов принял решение продать имущество должника тремя лотами, но, как видим, сейчас концепция поменялась и на аукцион выставлен единый производственный комплекс.

Поэтому перечень конкурсной массы имеет вид сборной солянки, куда входит все – от заводской коробки со всей начинкой до кресла руководителя, чайников и раскладушек.

В единый лот вошли двухэтажное здание 2013 года постройки, инфраструктура 2016 года, свыше 300 единиц движимого имущества. Среди последнего — порядка 200 наименований машиностроительного оборудования, в основном, импортного, а также права аренды на 13 участков, по договорам, заключенным в 2013-2018 годах.

Отдельный блок — интеллектуальные права на узлы и детали локомотива TRAXX Russia F120MS, в этом перечне 31 наименование.

Начальная цена за это все установлена немаленькая – свыше 4,19 млрд рублей. Управляющий директор ВЭБа Александр Иванов ранее заявлял, что банк-кредитор заинтересован продать завод профильному инвестору.

— Предприятие оборудовано по последнему слову техники и, в том числе, способно успешно решать задачи импортозамещения, — подчеркивал господин Иванов. — Мы открыты к диалогу с участниками рынка – как в части продажи, так и проработки вариантов с созданием совместного предприятия.

Предлагаемое покупателю предприятие не просто новое, оно полностью готово к запуску линий. Цеха и другие постройки общей площадью 8,6 гектара оборудованы системами безопасности, оснащены оборудованием ведущих производителей, это и инженерные комплексы, и сварочные аппараты. Завод полностью автономен в плане обеспечения себя электричеством, теплом, водоотведением, имеет удобный подъездной путь и собственный железнодорожный тупик.

Желающие могут подать заявки вкупе с предложениями по цене не только до 10 мая включительно, но даже в день торгов 16 мая. Важно успеть до 12 часов дня, когда на электронной площадке АО «НИС» стартует процедура.

Из местных игроков завод был бы интересен энгельсскому предприятию АО «Трансмаш», входящему в ГК «Трансмашхолдинг». А также близким к «Трансмашхолдингу» «Транспортным системам» Феликса Винокура. «Энгельсский завод электротранспорта», являющийся обособленным подразделением компании,  сейчас арендует цеха у «Тролзы». Там он и собирает свои троллейбусы «Адмирал», а также вагонные тележки для трамваев.

На пресс-конференции в 2020 году Феликс Винокур признавался, что площадка «Локомотивного завода» ему интересна, но платить за нее больше 2-3 миллиардов рублей он в тот момент был не готов. 

Известный бизнес-консультант и аналитик Юрий Пужалин (консталтинговая компания «БРИИКС») считает, что первые торги вряд ли закончатся успехом. По мнению Юрия Пужалина, заинтересованные игроки будут ждать снижения цены.

— Такое предприятие интересно прежде всего профильному инвестору, а у нас в стране таких игроков можно пересчитать по пальцам одной руки, — высказал мнение собеседник «БВ». – К тому же, с одной стороны, завод практически новый, его оборудование не эксплуатировалось, но с другой, если продукция не выпускалась, то и рынков сбыта тоже нет. Нужен покупатель, у которого есть рыночная ниша, налажен сбыт, так что  круг интересантов достаточно узок.

 Вместе с тем, считает аналитик, без внимания выставленный на аукцион завод не останется:

 — Не секрет, что изношенность подвижного состава РЖД составляет порядка 80%, так что очевидно, что в обновление будут вкладываться большие деньги, поэтому тот, кто приобретет профильное предприятие, получит весомое преимущество в борьбе за будущие заказы.

Справка «БВ». АО «Энгельсский локомотивный завод» было зарегистрирован в 2011 году в Энгельсе, бенефициарами его значились кипрские компании «Волкам Трейдинг Лтд» (50,1 %) и «Рафелар Холдингс Лимитед», люксембургский «ВЭБ Лизинг Эуроп С.а.р.л.» (14,9 %), а также Гарт Марина Геннадьевна (0,01%). Предприятие было призвано стать производственной базой, на которой будут собираться инновационные двухсистемные локомотивы ООО «Первая локомотивная компания».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.