Суд дал деньгами: приговор бывшему гендиректору энгельсской «Тролзы» назвали аномальным чудом

Приговор руководителям троллейбусного завода АО «Тролза», вынесенный вчера Энгельсским районным судом, обошелся без сроков.

Экс-директору предприятия Ивану Котвицкому, его подчиненному Владимиру Степанищеву и сотруднице налоговой инспекции Марине Процак назначили выплату крупных штрафов. Топ-менеджеры предприятия были признаны виновным в даче взятки, Процак — в ее получении.

Единственный фигурант дела, которого суд лишил свободы, это конечный получатель взятки — налоговый инспектор Татьяна Чекмазова, осужденная еще в январе на 3 года лишения свободы. Примечательно, что Чекмазова сразу признала вину и заключила досудебное соглашение со следствием.

Иван Котвицкий, который, по версии следствия, передавал Чекмазовой взятку за снижение суммы доначисления налогов, выявленной в ходе проверки «Тролзы» в 2015 году, был приговорен к выплате 3 млн рублей штрафа. Сама сумма взятки, которую суд посчитала доказанной, также составляла 3 млн рублей, из которых 2 млн получала Чекмазова и еще 1 млн — посредники, передававшие деньги.

Начальник службы содействия бизнесу завода Владимир Степанищев получил штраф 2 млн рублей, Марина Процак — 1 млн рублей. В силу приговор пока не вступил.

Ивана Котвицкого задержали 13 марта 2019 года. По версии следствия, он и Владимир Степанищев хотели подкупить сотрудницу налоговой Чекмазову, чтобы снизить доначисление налогов заводу с 90 млн рублей до 40 млн. Сразу после задержания суд отправил обоих топ-менеджеров под домашний арест.

Ни Котвицкий, ни Степанищев вины во вменяемом им преступлении на следствии и на суде не признали. Как заявлял экс-глава «Тролзы», деньги, которые следствие посчитало взяткой, были так называемым «золотым парашютом» для главного бухгалтера. Главбух, по словам Котвицкого, неверно посчитала налоги предприятия и решила уволиться, чтобы не попасть под проверку, а выплаченными ей при увольнении средствами подкупила сотрудницу налоговой, с которой была давно знакома.

Глава Бюро по защите прав предпринимателей при саратовском отделении «Опоры России» Андрей Ларин полагает, что приговор фигурантам дела «Тролзы» вполне укладывается в нынешнюю тенденцию гуманизации правосудия.

— Сейчас такое время, что, если человек не получает срок, все радуются, потому что сроки у нас дают направо и налево, — заметил он.

При этом эксперт обратил внимание, что единственный человек, получивший по делу «Тролзы» реальный срок – это налоговый инспектор Татьяна Чекмазова, заключившая досудебное соглашение и давшая показания против остальных обвиняемых. Ее дело, напомним, было выделено в отдельное производство. Срок в 3 года лишения свободы был минимальным из возможных по инкриминируемой ей статье.

— Не знаю, как можно строить обвинение на показаниях одного лишь человека. Без других доказательств это, на мой взгляд, немыслимо. И более чем странно, когда человек, на чьих показаниях строилось обвинение, получает реальный срок, а все остальные фигуранты, против кого он свидетельствовал — альтернативные наказания. Это выглядит как наказание того, кто начал сдавать, — размышляет эксперт. – Но «Тролза» — объект пристального внимания, вот чудеса и случаются, аномальные в том числе.

До недавнего времени энгельсская «Тролза», входившая в ГК «Букет» Владислава Бурова, была крупнейшим производителем троллейбусов в России. Однако затяжные суды с БМ-банком, требовавшим возврата миллиардного кредита, по которому  «Тролза» выступала поручителем, подкосили завод. В настоящий момент АО банкротится. Саратовский минпром признал, что предприятие едва ли сохранится как юрлицо. На промышленных площадях завода сейчас развернул производство собственных троллейбусов арендатор — питерская компания ПК «Транспортные системы» Феликса Винокура.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.