Благоустройство «под ноль»: саратовская полиция поищет в зеленом геноциде признаки преступления

Гражданский активист Александр Бернадский получил сообщение за подписью начальника УМАД России по г. Саратову Андрея Чепурного.

Кто и как наживается на уничтожении природы

Начальник городской полиции сообщил Бернадскому, что его обращение, направленное из горпрокуратуры, зафиксировано в Книге учета заявлений, сообщений о преступлениях, правонарушениях, происшествиях. Изначально ветеран авиазавода обращался в областную прокуратуру по поводу массового истребления зелени на саратовских улицах. И не он один писал в надзорный орган.

Напор жалоб привел к проверке, которую подчиненные городского прокурора провели достаточно оперативно. Вот только мэр Саратова Михаил Исаев не спешит выполнять прокурорские предписания. Однако активист настроен использовать любой шанс донести до силовых структур шокирующие сведения и остановить машину смерти.

Все это – преамбула к рассказу о масштабном расследовании интернет-издания NEWS.ru, где приведена весьма обширная география беды. Любой уважающий себя конспиролог заподозрит злодейский заговор, но тут все проще: одна зелень конвертируется в другую, и никакого злодейства, один лишь финансовый расчет.

А как ему не быть, если по воле федералов снос деревьев в городах взаимоувязан с долгоиграющими схемами по распилу казенных ассигнований? Причем схемы эти что в Саратове, что в Калиниграде, дейсвуют по одному принципу.

Журналисты NEWS.ru начинают портретную галерею с Москвы, где по оценкам «Гринпис России», с начала 2000-х годов площадь зелёных насаждений сократилась более чем на 700 гектаров. Чиновники с такими подсчетами не согласны, ведь власти Москвы вкладывают огромные суммы в озеленение города. Однако все не так просто: с той же неумолимостью жилищные службы ведут «топинг», который у нас называется кронированием до телеграфного столба, и заканчивается смертью дерева.

Тем самым бюджетные средства, как и в Саратове, сначала прокачиваются на опиловку, затем на вырубку умершего дерева, а в итоге — на закупку новых саженцев.

А это процедура крайне выгодная, ведь один из собеседников издания вспомнил случай, когда закупочные цены на саженцы (их приобрели почему-то в Германии) оказались завышенными в 17 раз!

Статистика вырубки деревьев по данным депутата Мосгордумы Сергея Митрохина недоступна общественности.

Зато по мнению одиозно известного бывшего замруководителя Росприроднадзора Олега Митволя, санитарная вырубка для коммунальщиков — это вопрос не зарабатывания денег,  а уголовной ответственности.

С 2013 года в столице действует программа «Миллион деревьев», предусматривающая озеленение московских дворов, которые выбирают сами москвичи. Под неё выделен «многомиллиардный бюджет», однако по мнению руководителя общественного движения «Открытый берег» Сергея Менжерицкого, сажают деревья абы как, всё делается, чтобы освобождать новые площади под новые посадки. А освобождение осуществляется путём фальсификаций экспертизы, по итогам которой здоровые взрослые деревья вырубают и за это получают деньги. Затем сажают новые деревья и опять получают бюджетные средства, итог — замкнутый круг.

— Это гигантский криминальный коррупционный конвейер, который наживается на уничтожении природы. И его цель — освоение всё больших денег из московского бюджета в ущерб окружающей среде и москвичам, — резюмирует эксперт.

В Питере — пилить

В Петербурге примерно то же самое. Лидер движения «Красивый Петербург» Красимир Врански рассказывает, что муниципальные структуры обязаны уведомлять о внутриквартальных и внутридворовых вырубках за пять дней, но в реале они приходят, за 20 секунд вырубают и исчезают.

 — Спил одного здорового дерева стоит десятки тысяч рублей. На это выбивают бюджет и осваивают его. «Пилят» бюджет — пилят деревья. Они живут по своим законам, даже полиция приезжает и не знает, как реагировать в таких ситуациях. Даже без порубочных билетов, без ничего рубят. И это полный беспредел. То есть муниципалы продолжают вырубать здоровые деревья,- говорит общественник.

Схема распила распределена на несколько лет.

— Сперва кронирование, нанимают автовышки, потом ещё раз нанимают автовышки, уже дорубают до какого-то уровня. И на третий год полностью вырубают. Следующий этап — это посадка новых деревьев. Соответственно, не все приживаются. 50% не прижилось, и закупаются новые саженцы. Это для них заработок и статья бюджета, которую можно «пилить», — продолжает Красимир Врански.

Он уверен, что власти Петербурга хотят засекретить все данные о порубочных билетах и подвести под «аварийное» практически любое растение. С такой инициативой вышло правительство города, и в ближайший месяц этот закон хотят принять.

Чиновники объясняют засекречивание протоколов обследования недопустимостью разглашения персональных данных. И законопроект был принят в первом чтении — за него проголосовали 40 депутатов при четырёх голосах против. Спиленные деревья они обещают компенсировать новыми. При этом вместо того, чтобы сделать процедуру вырубок максимально понятной и прозрачной, власти провоцируют всё большее недовольство.

Цена вопроса соблазнительна для мунципалов: высадка одного дерева — это минимум 10 тысяч рублей, а забота о нём в течение года — это 20–30 тысяч, цена одной вырубки обходится в несколько десятков тысяч рублей, в зависимости от высоты и объёма дерева.

В Петербурге тоже взвинчивали закупочные цены на саженцы, приобретая для муниципальных программ не российские, а заграничные, в три раза дороже. При этом, несмотря на почти 10 млрд рублей, выделенные на озеленение в 2015–2018 годах комитету по благоустройству, жителям Петербурга зачастую приходилось сажать деревья самим и за свой счёт.

Саратовская резня бензопилой

Ситуации в Саратове московское издание посвятило обширную главу. С поправкой на финансовый масштаб, у нас творится то же, что и в обеих столицах, но наши горожане так активно сопротивляются произволу, что наш город назван «одной из самых горячих точек в противостоянии властей и общественности на карте России». У нас создана инициативная группа «Зелёные улицы Саратова», создана петиция (полписать ее можно здесь ) с требованием остановить политику городских властей и разработать комплексную программу озеленения (собрано свыше 1400 подписей), поданы десятки жалоб на муниципальные власти, горожане отправляли в администрацию президента, прокуратуру и спикеру Госдумы Вячеславу Володину.

По данным саратовских изданий, только с марта по октябрь 2019 года созданная в городской администрации комиссия по контролю за сохранением и созданием зелёных насаждений разрешила срубить 1583 дерева. Это сопоставимо с количеством деревьев на одном из бульваров в центре города протяжённостью более трёх километров.

Власти объясняют свою политику тем, что деревья якобы мешают коммуникациям и нарушают действующие нормативы, а кроме того, более 60% зелёных насаждений якобы нуждаются в замене из-за ветхости.

Подробные комментарии о ситуации дала редактор «Бизнес-вектора» Марина Лайкаск. Она отметила, что вырубки идут параллельно с «володинской» программой по ремонту тротуаров в областном центре.

Деньги в рамках «володинской» программы можно осваивать только на асфальтирование, о деревьях там не говорится, но это не мешает их вырубать.

— Как расходуются эти 500 миллионов, спикер Госдумы, вероятно, не слишком следит. Он здесь не живёт, от пыли летом не задыхается, у его дома бензопилы не запускают. Не ему ходить летом по пустым улицам, где негде укрыться от зноя,- рассказывает Марина Лайкаск. — А зелёные насаждения в Саратове существенно сокращаются. По моим оценкам, с советских времён процент озеленения в городе снизился примерно в пять раз. Недавно мы подсчитывали озеленённость 600-метрового участка одной из центральных улиц города. При нормативе высадки деревьев через каждые 5–7 метров там их должно быть примерно по 120 штук, а в реальности — 40 на одной стороне и 18 на другой.

Существуют и онлайн-карты вырубок деревьев и будущих парковок, которые созданы экологом Ольгой Пицуновой. Парковки предусмотрены проектом комплексного развития транспортной инфраструктуры до 2030 года. Но это именно проект, он никем не утвержден, однако десятки заложенных в этом документе парковочных пространств территориально совпадают с местами массовых «зачисток» зелёных зон. Всего планируется устроить парковки на пять тысяч машино-мест.

Красноречивы и такие цифры: в одном из документов мэрии сказано, что в 2018 году на спил деревьев в городе было потрачено 2,19 млн рублей, а на посадку — всего 279 тысяч. При этом за год было снесено 439 деревьев, а посажено только 93.

В 2019-м городская казна потратила на новые саженцы более 7 млн рублей, это 700 лип по 10 тысяч за экземпляр. При этом данная порода в степном Саратове приживается плохо и часто погибает, в отличие от ясеней и тополей, которые можно было бы купить в три-четыре раза дешевле.

-Исходя из тарифов МБУ «Служба благоустройства города», рубить зелёные насаждения для них прибыльнее, чем сажать. Так, повалить дерево с диаметром ствола до 36 сантиметров стоит 2779 рублей за кубометр. Более толстые деревья почему-то дешевле — от 966 до 2203 рублей за кубометр. Отдельной категорией идут тополя, чей снос в зависимости от толщины ствола стоит от 567 до 805 рублей за кубометр. Чтобы выкорчевать пень, надо от 355 до 1694 рублей. По нашим оценкам, срубить высокий тополь можно за 50–60 тысяч. А вот сажать деревья стоит всего 148 рублей за штуку. Так что неудивительно, что рубить эта структура любит больше, чем заниматься посадками, — отмечает Марина Лайкаск.

В Калининграде рубят с марта

Активные протесты и требования горожан в 2018 году привели к тому, что год назад в администрации Калининграда появился отдел озеленения. Однако сегодня все завоевания утрачены.

Местные активисты разместили в сетях петицию, где сказано, что площадь зелёных насаждений общего пользования в Калининграде составляет менее семи квадратных метров на человека при норме в 16 квадратных метров и в семь раз ниже показателя в 50 метров, рекомендованного Всемирной организацией здравоохранения,в городе нет программы развития системы озеленения и формирования водно-зелёного каркаса.

Генплан Калининграда также не предусматривает деятельности в этом направлении и ориентирован на достижение показателя озеленения в 12 квадратных метров на человека к 2035 году, что также ниже установленного норматива. Работа отдела озеленения, согласно его положению, не ориентирована на развитие зелёной инфраструктуры.

Если в Саратове инвентаризация древесной растительности не проводилась с 1998 года, то в Калининграде, если верить обращению к главе региона Алиханову, её не было с 2008-го. Как и в Саратове, уничтожение древесной растительности в Калининграде проходит под видом «строительства и реконструкции дорог и ремонта тротуаров». К примеру, как говорится в петиции, в 2019 году было вырублено 1515 деревьев.

У властей своя правда. На озеленение Калининграда в 2020-м они выделили 9,5 млн рублей. Также чиновники сообщили московскому изданию, что в 2018–2019 годах выдали 165 порубочных билетов на 6333 дерева и кустарника. Из них 5927 обеспечены компенсационными посадками. В прошлом году власти высадили 278 деревьев и 1080 кустарников на сумму более 5 млн рублей, в 2020 году предусмотрено уже 9,5 млн рублей.

На вырубку деревьев в Калининграде до конца июля 2020 года власти были готовы потратить почти 6 млн рублей, объявив соответствующий конкурс.

А в Екатеринбурге власти пообещали пожаловаться в МВД и даже ФСБ на действия экологов и гражданских активистов, которые 11 мая высадили 47 саженцев в парке рядом с Уральским государственным университетом путей сообщения. Акция прошла в ответ на прошедшую в марте вырубку деревьев якобы для расчистки земли под строительство бассейна вуза, но главы экологического совета при главе Екатеринбурга Ольга Старцева увидела в несанкционированном властями субботнике «признаки экологического экстремизма».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.