Саратовская «Россия»: градсовет подозревает собственников в поджоге и хочет заставить восстановить здание. Или его заберет мэрия

Речь о дальнейшей судьбе гостиницы «Россия» шла на очередном совещании градозащитного совета: общественники подозревают собственников в поджоге и аффилированной экспертизе и намерены заставить их восстановить здание и не допустить его сноса. И предлагают изъять гостиницу и участок под ним в пользу муниципалитета.

Как и в ситуации с гостиницей «Европа», ремонт сгоревшего здания «России» — большая сложность: здесь владельцами помещений числятся 14-15 собственников. По словам замглавы комитета по архитектуре администрации Саратова Юлии Кирпиченковой, для обсуждения дальнейшей судьбы здания собрана рабочая группа, хотя участие в ней принимают далеко не все собственники. 

— Сейчас стоит вопрос о проведении противоаварийных работ. По заключению экспертов, еще до проведения работ по сохранению или воссозданию здания, необходимо обеспечить его безопасность. Собственники пока установили временное бетонное ограждение и сейчас ведется речь о возведении более масштабного забора, — пояснила чиновник, уточнив, что еще ожидается заключение МЧС «для полной ясности». 

Владелец более 30% помещений в гостинице Сергей Коновалов подтвердил, что не все собственники готовы участвовать в проводимых работах и у него нет рычагов, чтобы их к этому побудить. После проведенной экспертизы он разослал запросы в организации, занимающиеся противоаварийными работами, ждет смету и помощь в оказании влияния на других владельцев помещений. 

Глава градсовета Алексей Голицын напомнил, что совладельцы здания «Европа» пошли в суд, хотя он и не понимает, почему в случае угрозы жизни людей необходимо ждать решения суда. 

— Давайте вместе обращаться в прокуратуру, чтобы повлиять на оставшихся собственников здания, — предложил он. 

Владимир Лешуков задался вопросом о том, что делать, если остальные собственники откажутся от восстановления здания. По словам Коновалова, в этом случае оставшиеся владельцы будут искать инвестора для выкупа их площади.

В ответ градозащитник разразился речью, смысл которой состоял в том, что он подозревает собственников в умышленном уничтожении здания и заказе аффилированной экспертизы, вывод которой — снести здание, а не восстанавливать его. Тем более, что у некоторых из них, по его мнению, уже есть виды на этот участок.

— Это старейший открыточный вид Саратова, самое старое кирпичное строение на проспекте Кирова — первые два этажа относятся к 40-м годам XIX века. И просто так разбрасываться такими зданиями мы не можем. Понимаю, что собственникам дешевле снести все до основания и поставить новодел, — заключил он. — Но так просто такие решения не принимаются. Не после заключения аффилированных экспертов, созданного через пару дней без инструментального обследования, без шурфов. И только после такой экспертизы можно очень осторожно, в полголоса говорить, что какую-то часть надо снести, а какую-то отреставрировать. А выносить смертный приговор всей гостинице мы не дадим.

По его словам, ряд собственников уже озвучивали свои «хотелки», связанные со сносом здания и освоением участка. Тем более, считает Лешуков, «надо понять, кто собственники». По его данным один из недавних приобретателей помещений в гостинице, выходец из Нижнего Новгорода в качестве позитивного примера привел историю гостиницы «Россия», но в Нижнем. В прошлом году там тезка саратовского строения и объект архитектурного наследия была снесена, а на ее месте будет возводиться жилой дом стоимостью в 1,5 млрд рублей. 

— Не хотелось бы, чтобы нижегородский сценарий в том или ином виде был реализован в Саратове, — подчеркнул он. — Сохранить полный памятник — безусловный приоритет. Здание на столько важное для города, что общая задача — сделать все чтобы историческое здание в максимальных объемах сохранилось.

Депутат Александр Анидалов вспомнил, что не раз и не два в предыдущие годы ставился вопрос о реконструкции здания, однако ответов от прокуратуры и мэрии он так и не дождался. Сейчас проблема стоит еще острее и решать ее надо до зимы, иначе каркас может не выдержать снеговой нагрузки и обрушиться. Бетонное ограждение сейчас никак не защищает пешеходов от опасности получить обломками по голове. 

— Необходимо срочно за счет бюджета выполнить противоаварийные работы, собственников не ждать, а просто выставить им потом счет. Уверен, в случае опасности для жителей есть такая возможность, — предложил он, выразив уверенность, что вопрос о сохранении конструкций или воссоздании должны решать некоррумпированные специалисты. 

По словам Алексея Голицына, в случае с «Россией» может работать практика, когда собственники покупают помещения, намереваясь немедленно на нем заработать.

— А когда не получается, начали думать, как от него избавиться, оставшись при этом собственниками земельного участка. В таких случаях ковыряют крыши, чтобы быстрее все протекало и разрушалось, нередки становятся и поджоги. И мне кажется, что без участия государства, понуждения им собственников, в таких делах не обойдемся. Иначе бизнесмены будут думать, сколько они потратят и смогут заработать, а не о том, что надо сохранить здание, — отметил градозащитник.

Тем более, что как выяснилось, еще в мае собственники должны были предоставить в администрации архитектурную концепцию сохранения этого ОКН, однако с тех пор был лишь разработан макет работ — одна картинка — по фасаду и крыше. 

Любопытно, что ранее Владимир Лешуков был более лоялен к собственникам, теперь же они удостоились от него множества нелестных замечаний. А в качестве поддержки своего мнения о необходимости сохранения и реставрации гостиницы он привлек нескольких саратовских архитекторов. Евгений Спирин, Дмитрий Назимов, Виктория Васильева заявили о необходимости детального изучения здания независимыми специалистами, проведении максимального его исследования и нацеленности на сохранение здания. 

Глава кафедры «Архитектура» в СГТУ Сергей Дядченко констатировал, что ОКН попадают под целый ряд регламентов для таких объектов. И главный критерий — их подлинность.

— Новодел не является памятником. И должны быть предприняты технические меры, позволяющие сохранить массу и физический объем здания. Это трудно и дороже чем все остальное. Но если это будет сделано и собственников обяжут это сделать, то это будет урок для остальных владельцев таких зданий, — считает он.

Глава ООО «Геотехника-СПИ» Алексей Савинов вспомнил, что его компания обследовала здание 15 лет назад. Как раз после пожара — на чердаке труха загорелась одновременно в семи местах. 

— На самом деле и сейчас это поджог. И надо разбираться с тем, что произошло, изучать техническое состояние. Потому что после зимы будет еще и размораживание пролитой водой кладки. Но согласен с Дядченко, что главный критерий ОКН — подлинность. Иначе это будет не памятник, а новодел, макет, муляж, — резюмировал эксперт. 

Юлия Кирпиченкова напомнила, что по инициативе администрации прокуратура выходила в суд о понуждении собственников к сохранению здания. И в 2020 году по решению суда владельцы помещений стали получать муниципальные задания на эту тему. 

— В том числе из-за этого в 2021 году были локально сделаны противоаварийные работы — усилены простенки в правом крыле, — пояснила чиновник, уточнив, что действительно федеральное законодательство предусматривает определенные меры воздействия на бизнес. Вплоть до изъятия за ненадлежащее содержание.

Александр Анидалов рассказал, что если бы несколько лет назад шла речь об изъятии здания, его не был бы смысла поджигать.

— А они вышли с понуждением к проведению работ, а собственникам проще сжечь, чем исполнять решения суда, — пояснил облдеп, уточнив, что так и не дождался от администрации ответа на отправленный еще весной запрос о том, будут ли чиновники забирать здание в муниципальную собственность. 

Алексей Голицын в свою очередь заключил, что можно поддержать изъятие, если есть уверенность, что муниципалитет предпримет все меры для сохранения «России». 

— От одного нерадивого другому передавать только ради того, что меньше шансов, что спалят… — констатировал он. 

Один из присутствовавших экспертов предложил-таки воспользоваться позитивным опытом Нижнего Новгорода. Там есть возможность введения режима локальной ЧС и под этим предлогом здание может быть реквизировано в пользу государства с последующим восстановлением.

— В этом случае бизнес понимает, что им даже сгоревший объект и земля под ним не достанутся — они будут реквизированы, — пояснил он. 

Представитель жильцов еще одного ОКН — усадьбы Черномашенцевой Сергей, изучавший мировой опыт сохранения исторического наследия считает, что важнее стимулировать бизнес, заинтересовывать его в восстановлении. Например, отреставрированный объект не будет подпадать под налог на имущество.

В любом случае, муниципалитету, собственникам помещений «России» и правоохранителям стоит быстрее поворачиваться: после зимы не законсервированный объект будет представлять собой еще более печальное зрелище и быстрее разрушаться. Если, конечно, это не то, о чем мечтают разные группы бизнесменов и чиновников. 

К слову, в мировой практике известны случаи вписания исторических объектов в новое здание. Хотя тут и далеко ходить не надо: дом Павлова в Волгограде — самый наглядный пример. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.