Как компания, возглавляемая саратовцем, выдала техзадание на «дворец Путина» и почему Чирилло не заказали парламентский центр

Резиденция в Геленджике, прозванная «дворцом Путина», стала самым крупным проектом итальянского архитектора Ланфранко Чирилло.

Дворец, вокруг которого не утихают страсти, как оказалось, не достроен до сих пор. А его создатель уже несколько лет как покинул Россию, несмотря на гражданство, квартиру в Москве и выгодные заказы.

Что же еще в РФ можно отнести к архитектурному наследию сеньора Чирилло и как складывалась его карьера здесь, выяснили корреспонденты «Медузы», с которыми он согласился побеседовать.

Выпускник венецианского университета CaʼFoscari приехал в Россию в 1993 году в качестве представителя мебельной фирмы Mascagni. В Италии, как объяснял он сам, тогда было настолько сложно оформить документы на архитектурный проект, что карьеру молодому специалисту там было не построить.

Начинал Ланфранко Чирилло с проектов особняков на Рублевке, причем имя первого своего заказчика уже успел позабыть. Но именно этот заказчик познакомил Чирилло с президентом «Лукойла» Вагитом Алекперовым. С тех пор недостатка в новых проектах у итальянского архитектора не было. В 1995 году созданная им архитектурная мастерская открывает офис на Новом Арбате, а через год ее обороты взлетают сначала до 15 млн долларов, а после устанавливаются на 30-40 млн долларов в год.

Особняками дело не ограничивается. Чирилло проектирует объекты для крупных компаний — «Лукойла», «Газпрома» и «Новатэка» и других. Так, среди его работ, согласно рекламным буклетам его архитектурной мастерской, офис финансовой группы ИФД «КапиталЪ» на Краснопресненской набережной.

Созданная Чирилло мастерская занималась дизайном интерьеров, например для домов загородного поселка X-Park на Рублевке.

Разрабатывал архитектор и дизайн-проект двухуровневого пентхауса в жилом комплексе «Полянка Плаза».

Находится комплекс на улице Большая Полянка в Москве. Пентхаус был спроектирован с панорамным остеклением и крытой террасой.

Мастерская готова была выполнить любые пожелания заказчиков. Например, как рассказывали ее сотрудники, для одной из заказчиц выполняли ее статую в особняк. Особняки в элитных поселках архитектурная мастерская делала под ключ, проектируя все, от фундамента до вешалки в прихожей. Проектировал архитектор даже лодки и самолеты, о чем рассказывал в 2014 году итальянскому журналу.

Называют его разработкой и коттеджный поселок «Лукойла» в Абабурово под Москвой.

Что же касается дворца на мысе Идокопас, то его, как заявил «Медузе» сам архитектор, он делал для холдинга «Стройгазконсалтинг». И техзадание ему формулировал президент компании, на тот момент это был Зияд Манасир.

«Стройгазконсалтинг» — это строительный холдинг, в прошлом один из крупнейших подрядчиков «Газпрома». В 2018 году «Газпром» стал совладельцем его активов через свою дочернюю структуру «Газстройпром». До недавнего времени ее возглавлял саратовец Станислав Аникеев

Резиденцию в Геленджике связывали с президентом РФ еще задолго до того, как вышло громкое расследование сторонников Алексея Навального, а дом получил название «дворец Путина». Еще в 2014 году итальянское издание La Repubblica писало, что она должна составить конкуренцию вилле бывшего премьера Италии Сильвио Берлускони на Сардинии. Разрабатывать сам проект на мысе Идокопас, напоминали зарубежные издания, начали спустя 2 года после того, как Владимир Путин посетил Сан-Мартино.

Сам Чирилло всякую связь двух резиденций отрицает. Вилла Берлускони под названием «Чертоза», объяснил он «Медузе», выполнена во французско-средиземноморском стиле. А в Геленджике господствует неоклассика.

Впрочем, сам архитектор больше гордится не дворцом, а находящимся там же деревянным 80-метровым мостом к чайному домику, говорит, что делал его с особенным удовольствием.

В 2015 году Ланфранко Чирилло и сам обзавелся в Геленджике недвижимостью — домом на набережной. Как уверяет «Медуза», сверившаяся с Росреестром, прежним собственником дома был Роман Золотов, сын нынешнего главы Росгвардии Виктора Золотова. Сам архитектор заявил «Радио Свобода», что дом он «купил и построил».

В том же году Чирилло пробовал себя в федеральном конкурсе, предложив свой проект Парламентского центра. По замыслу архитектора, здания Госдумы и Совета Федерации можно было бы объединить в одно. Проект вышел в финал, но ни одно из предложений, получивших высокую оценку, не понравилось спикеру Совфеда Валентине Матвиенко, а после Парламентский центр решили вообще не строить.

Чирилло такое решение до сих пор очень огорчает.

— Лучше остаться в истории как архитектор Парламентского центра, чем как архитектор дачи, — признался он «Медузе».

Кроме архитектурных проектов, итальянский специалист занимался в России виноделием и парусным спортом. Винодельческая компания «Шумринка» до сих пор принадлежит на 50% Чирилло и еще на 50% — бывшему директору «Лукойл-Информ» Александру Кислицыну.

В 2016 году итальянский архитектор был назван меценатом года за помощь российской олимпийской сборной по парусному спорту и даже готовился создать в Геленджике парусный центр. Но от его помощи власти Краснодарского края, по словам Чирилло, отказались. А вскоре он покинул Россию. Причиной отъезда в Италию стала личная трагедия архитектора — тяжелая болезнь дочери. В 2019 году Элизабетте Чирилло скончалась.

Всю российскую недвижимость архитектор продал, из фирм, основанных им в РФ, вышел, остались только винодельня и квартира в Москве, в доме на Большом Козихинском.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.