Страшный зверь реновация: как магнитогорская фирма и московский капитал помогают уничтожать старинные особняки в Саратове

«Бизнес-Вектору» стал известен один из первых сюжетов драмы, которая разворачивается на наших глазах.

Ваш дом идет под снос

Однажды предпринимателю Юрию Курбатову позвонили из мэрии Саратова и пригласили подписать документ о том, что дом, где он расселил часть жильцов, признан аварийным и определен под снос.

Дом, о котором идет речь, находится на ул. Белоглинская, 20. Это центр города, и здесь стоит крепкая двухэтажка, часть которой занята бизнес-объектами. Чтобы развернуться здесь, предпринимателю пришлось изрядно потратиться: расселить немало квартир, дать людям жилье, перед домом положить новый асфальт, оборудовать водостоки на крыше.

А еще Юрий Курбатов постарался с жильцами поладить, а потому за его счет были отремонтированы общие туалеты в жилой части дома, поставлены душевые кабины. Для обитателей квартир это дело крайне важное, большой шаг к комфорту.

Но так было не всегда, и до появления Курбатова жизнь на Белоглинской, 20 была куда суровее. Видимо, тогда и сформировалась инициативная группа жильцов, желавших во что бы то ни стало покончить с коммунальным бытом и зажить в отдельных квартирах.

До недавнего времени шанс обитателям старой застройки давала специальная госпрограмма по расселению ветхого и аварийного жилья. Наверно, в нее и метили активисты, в то время как большинство их соседей и не ведали, что пара-тройка доброхотов сражается за счастье каждого.

Сложно признать аварийным крепкое кирпичное строение, в котором даже крыша не течет, но инициативная группа упорно шла к своей мечте. И вот в 2017 году на Белоглинскую, 20 приходит прокуратура Октябрьского района и описывает неказистый интерьер коммуналки, текущие трубы, искрящую проводку, трещины в стенах и много чего еще. Вывод блюстителей закона, как и санэпиднадзора, однозначен: дом к проживанию не пригоден.

Заметим, в обоих случаях осмотр чисто визуальный, никто не оценивал крепость стен, состояние крыши и перекрытий. Но на сегодняшний-то момент картина совершенно другая!

 — Мы не стали бы спорить и что-то доказывать, если бы и на самом деле дом был аварийным, если бы тут ютились с угрозой для жизни,- рассказывает супруга бизнесмена Наталья Курбатова. – Но ведь все совсем не так!

Действительно, дом на Белоглинской — не какая-то рассыпающаяся трущоба с провалами в полах и провисшим потолком! Никаких шатающихся перекрытий, древней электропроводки, трещин во всю стену! В реальности это кирпичное строение с такой толщиной стен, что позавидуешь.

И внутри все хорошо отремонтировано, чистые коридоры, на высоких потолках нет следов протечек. Марши на второй этаж все целые, с перилами, общие санузлы, душевые кабины – чистые и опрятные.

Но может быть, это только внешнее впечатление? Узнав, что дом признан аварийным, Юрий Курбатов заказал экспертизу в местной компании «Специфика-М»:

— Обследование было очень добросовестное, специалисты облазили все от чердака до подвала, сверлили стены, проверяли прочность перекрытий и пришли к выводу, что дом, хотя и построен в 1917 году, находится в удовлетворительном состоянии и пригоден к проживанию,- рассказывает Юрий Курбатов.

С этим заключением бизнесмен пошел в арбитраж, дабы оспорить выводы межведомственной комиссии, признавшей дом аварийным и приговорившей к сносу.

Слова без доказательств

А в суде открылась очень интересная информация! Заключение об аварийности дома дала фирма из Магнитогорска ООО «Инженерно-техническая компания «Феникс», и в тексте документа встречаются такие перлы, что задаешься вопросом: а был ли эксперт на месте, делал ли он реальный осмотр?

Во всяком случае, привлеченные Юрием Курбатовым саратовские специалисты, не увидели фото, доказывающих выводы магнитогорских коллег.

Например, «Феникс» пишет, что отмостка дома треснула, а она вполне нормальная, совмещенная с асфальтом. Сказано, что налицо искривление, вспучивание, прогиб стен и цоколя – но где фото, которые доказывают эти слова? Их саратовские специалисты не увидели.

Магнитогорская фирма писала свое заключение в 2018 году, а корреспондент «БВ» побывал в доме буквально на днях и никаких кривых стен не увидел. А ведь такие признаки распада, как искривление и вспучивание стен никакими ремонтами не скрыть. Если они есть, их увидит даже неспециалист!

Картину хибары, которая вот-вот завалится, дополняют перекошенные дверные и оконные проемы. Жаль, ни одного подтверждающего фото в заключении саратовские коллеги магнитогорцев опять-таки не обнаружили. На самом же деле в окна жильцы давно поставили стеклопакеты, и по ним видно, что никаких перекосов нет, двери тоже все нормальные.

Также эксперты написали в отчете про гниль, грибок, мокнущие стены – но снова ничем, как пишут жители, не подтвердили свои слова. А автор этих строк увидел дом, крепкий снаружи и опрятный внутри, ни гнили, ни грибка по стенам.

Образ страшного жилища Бабы-Яги дополняют слова про провисающие перекрытия, и опять-таки саратовские эксперты приходят к выводу, что это только голословные утверждения! Да и автор этих строк ничего подобного не обнаружил, а ведь провисающие потолки – это не то, что можно спрятать.

Не гуляет и пол под ногами, и ступеньки на лестнице прочны, и коммуникации отнюдь не аварийные. В 2018 году, если верить магнитогорским экспертами, все это было (снова никаких фото, подчеркивают саратовские эксперты, одни голословные утверждения). Но куда же эта вся «красота» пропала в 2020 году? А ведь без капремонта такие изъяны не устранить, а его в доме ни в прошлом, ни в нынешнем году не было.

Магнитогорский «чес»?

Одни загадки! И есть еще одна: каким образом компания, зарегистрированная в 2015 году, умудрилась выполнить целых 268 госконтрактов? При этом в штате фирмы работают всего три человека, а обслуживает она муниципалитеты от Астрахани до Магадана! Причем контракты идут так плотно, что одновременно «Феникс» работает где-нибудь в Новом Уренгое, в той же Астрахани и в Саратове. Как персонал из трех человек умудряется везде успевать?

При этом предмет контрактов почти всегда один и тот же — обследование несущих конструкций домов и выдача заключений об аварийности, сносе, либо реконструкции. Требования к исполнителю серьезные: личное обследование фундаментов, стен, перегородок, перекрытий, инженерных сетей, с подробными отчетами и расчетами. Серьезная, кропотливая работа, а вот берут за нее магнитогорские многостаночники сущие гроши. За лот на 7 домов – в среднем 50 тысяч рублей.

И опять же, как везде успевают? Изучение сайта госзакупок показало, что только в ноябре этого года «Феникс» заключил контракты в Саратове, Астрахани и Хабаровске, причем в последнем случае сразу на 61 дом!

Закрадывается крамольная мысль: о каком качестве можно вести речь?

В Саратове и Энгельсе «Феникс» успел поработать не раз: только в 2019-2020 годах заключил 5 контрактов с администрациями районов областного центра на обследование 27 домов, в Энгельсе обследовал 11. Прямо лучший друг наших чиновников!

К чести судьи областного арбитража Дианы Мамяшевой, она попыталась вызвать в суд специалиста из Магнитогорска, но, как рассказал нам Юрий Курбатов, увидеть автора заключения и задать ему вопросы так и не удалось. Несмотря на это судья не пожелала ни принять во внимание заключение от «Специфики-М», ни назначить новую экспертизу.

И это когда налицо, как нам кажется, самый настоящий магнитогорский «чес»! Кстати, как рассказал «БВ» член Градозащитного совета при областной думе Алексей Голицын, окучивать Саратов «Фениксу» помогает еще одна  контора из того же города — ООО «Алексгрупп». Из-за ее заключения в 2019 году в суд обращался другой житель Саратова, у него неуловимые магнитогорские эксперты подвели «под монастырь» дом на ул.Гоголя, где истец купил квартиру.

Ничего этот горожанин не добился, вот и Курбатов проиграл уже 2 инстанции и направил жалобу в кассацию. По словам Алексея Голицына, получившего документы из мэрии, у одной из магнитогорский компаний в отчетный бланк сразу впечатано резюме об аварийности дома и необходимости сноса…

Послали бабушку за ипотекой

Такие удобные во всех отношениях «эксперты» — как раз то, что нужно мэру Михаилу Исаеву и инициаторам реновации во главе с замдиректора Дом.рф Денисом Филипповым. Филиппов уже толкнул речь о том, что неэффективно используемых пространств в больших городах больше не будет.

Видимо, эффективно используемые – это те, на которые наложит лапу реноваторы. А им только дай возможность качнуть деньжат! Ведь это же просто прекрасно: зачистить центр, а потом использовать сверхдорогую землицу как тебе заблагорассудится!

При этом за кадром остается вопрос: что будет с людьми, которых реноваторы выкинут из давно обжитых квартир? Ответ знает пресловутая инициативная группа дома 20 по ул. Белоглинской.

Как сообщил жильцам на одном из судов представитель городского комитета по управлению имуществом, на отдельные квартиры от муниципалитета могут претендовать только те, у кого жилье не приватизировано. Остальным же выдадут компенсацию, размер ее пока не ясен. Если ее не будет хватать на покупку нового жилья, возьмите ипотеку.

Какая ипотека? Всем известно, что в старом жилфонде живут в основном пожилые люди. Кто им даст ипотеку? При этом конкретно в доме по ул. Белоглинской, 20 комнаты невелики, так что при выселении жильцов ждет скромная компенсация в 300-400 тысяч рублей.

— Я в серьезном проигрыше,- рассказывает жительница дома Лариса Рубцова. – Сделала очень хороший ремонт, рассчитывала продать свою комнату подороже. Но узнала почти случайно в прошлом году, что дом признан аварийным. Как так? Нас никто не поставил в известность, общего собрания не было. Чтобы хоть что-то узнать, обращалась к депутату Госдумы Татьяне Касаевой, через нее вышла на больших начальников из мэрии. Фотографии показала, в том числе и крыши. Они замялись, а потом говорят, обращайтесь в суд, оспаривайте. Почему аварийность признать это очень быстро, какая-то кучка подписывает бумаги, и все, а оспаривать можно годами?

Лариса Рубцова в 2011 году лично добилась того, чтобы на доме была перекрыта крыша. По ее словам, в доме всего 2 неприватизированных комнаты, все остальные жильцы могут получить только компенсацию.

У нее самой комната всего 12 метров, у Маргариты Александровны Дмитриевой – тоже.

  — Не хочу никуда переезжать, я здесь живу очень давно, более 40 лет проработала на мебельной фабрике, к которой раньше этот дом относился. Дом наш чистенький, нам Юрий Федорович Курбатов очень помогает, живем мы в центре, меня все устраивает. Куда я поеду на старости лет, да еще непонятно с какими деньгами? – расстраивается Маргарита Дмитриева.

И правильно, какие гроши дадут за 12-метровую комнату в аварийном доме? Их хватит разве что на чулан в реально страшной коммуналке где-нибудь на Крекинге. Если молодые люди еще могут надеяться на ипотеку, то такую вот бабушку с фикусом реноваторы просто выкидывают на улицу.

Ситуация с домом на Белоглинской выходит за рамки частной истории и предстает как символ старины, которую бросают под каток полного уничтожения. И не только исторический центр Саратова хотят зачистить под реновацию, ради новых игрищ московских толстосумов в жертву приносят и таких вот беззащитных стариков.

Понятно, что все эти магнитогорские экспертизы нуждаются в самой серьезной проверке. Понятно, что нужно собирать силы и добиваться  от власти честного диалога с обществом. А иначе нас, как бабушку с фикусом, очередные реноваторы просто выкинут на обочину, как ненужную подробность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.