Исторические дома в Саратове: чиновники сохранят то, что и так не падает. Остальные обречены, бизнесу их тоже не отдадут

В Саратове приняли новую муниципальную программу, посвященную сохранению объектов культурного наследия (ОКН). В ней всего три объекта, которые решено действительно сохранить, и нет тех ОКН, которые предлагал консервировать градозащитный совет. Не решен вопрос и о привлечении бизнеса к этим вопросам, а темпами программы скоро и сохранять будет нечего. Что очень удобно в преддверии реновации.

Сколько потратят и что сделают?

Цель программы, на первый взгляд, благая — формирование комплексного подхода к сохранению ОКН, расположенных на территории Саратова. Считаются ли таковыми ОКН только муниципального значения или также регионального, расположенные в Саратове — неизвестно. 

Финансирование программы увеличено в 15 раз: программа 2019-2022 года предусматривала лишь 3,1 млн рублей на три года. Новый документ предлагает найти в городском бюджете 45,9 млн рублей, правда, в паспорте программы указано уже 43,8 млн рублей. 

Задачи, как и соответствующих подпрограмм, две — разработка проектов зон охраны ОКН и проведение работ по их сохранению  — консервации и ремонту — в целях их дальнейшего использования. Каким именно образом — не указывается. Ожидается, что число памятников, обладающих зонами охраны и сохраненных будет увеличено. 

За выделенные средства предполагается разработать проекты охранных зон для 6 объектов — школы на ул. Бережная (1946 год, муниципальное ОКН), мужского начального городского училища кон. XIX века на Б. Горной, детского сада на ул. Азина (1953 год).

А также кинотеатра «Темп» и жилого дома на ул. Шелковичной. Заниматься этим будет городской комитет по архитектуре, возглавляемый Анастасией Пузановой.

Комитет дорожного хозяйства, благоустройства и транспорта внезапно возьмет на себя подготовку научно-проектной документации для корпуса № 4 комплекса Верхнего базара (7 зданий, 1876-1877 гг.) архитектора А.М. Салько. Сейчас это часть комплекса зданий правительства Саратовской области. 

Эта же структура займется документацией и сохранением ансамбля зданий Бельгийского общества трамваев, 1887 — 1908 г., (8 зданий) на Б. Казачьей. Речь идет о трамвайном депо, которое во время своего визита в Саратов посетил премьер-министр Михаил Мишустин. 

Означает ли это, что вся заложенная на программу сумма будет потрачена на этот, самый крупный в списке объект, тем более, что федеральный чиновник выделил средства на строительство скоростного трамвая? Не исключено: согласно приложениям, на дорожный комитет будет выделено 21,1 млн рублей из запланированных 45,9 млн рублей. Львиная их доля — 19,5 млн рублей — придет в 2024 году. 

Если этих средств хватит на сохранение целого комплекса из 8 зданий, то за пару миллиардов, потраченных на парк покорителей космоса и новый пляж, видимо, можно было восстановить из руин весь исторический центр Саратова. 

Научно-проектную документацию по сохранению еще для трех ОКН в программе будет создавать администрация Фрунзенского района. Речь идет о доме А.И. Крафта (конец XIX в.) и доме А.П. Шмидта (1890-е гг.) на ул. Сакко и Ванцетти, а также народном училище (нач. ХХ в.) на ул. Ст. Разина.

Работами по сохранению детского сада № 12 (1951 г.) и здания духовного училища, где в 1842-1845 гг. учился Н.Г. Чернышевский на ул. Челюскинцев займутся комитет по архитектуре и администрация Фрунзенского района. Отметим, что все эти здания отнюдь не руинированы и выглядят сейчас вполне прилично. 

Под шумок реновации

Любопытно, что в перечне объектов нет тех, которыми ранее предлагал заняться градозащитник Владимир Лешуков. Впрочем, зданий для реставрации хватит надолго — только муниципального значения их в Саратове около 230. 

— Меня радует, что муниципальная программа вообще существует, а набор конкретных объектов — вопрос дискуссионный. Весной градозащитный совет предлагал набор памятников по областной и муниципальной программе, что с тех пор сделали в рамках этих программ — неизвестно, никто по этому поводу с нами больше не связывался. Здесь переплетается множество интересов и я допускаю, что точки зрения на списки могут быть разные. И слава богу, что программа хоть в таком виде — конечно, недостаточном — существует, — сообщил «БВ» глава градозащитного совета Алексей Голицын. 

Он констатировал, что хочется разработать документацию и отреставрировать абсолютно все памятники муниципального значения в Саратове, «но мы понимаем, что бюджет не позволит сделать это мгновенно».

— Задача совета — постоянно привлекать внимание к этой проблеме, чтобы депутаты в том числе выделяли большие средства на эту программу при формировании бюджета. Потому что сейчас делаются в первую очередь те ОКН, на которые уже готова документация, а на следующий год — средства на документацию других объектов, а их ремонт и восстановление — это 2023 год, — считает эксперт. 

Вместе с тем он с сожалением констатировал, что чиновники недостаточно внимания уделяют акции «аренда за рубль». 

— Мы все понимаем, что при этой процедуре существует масса юридических сложностей, но главная проблема — в нежелании властей хоть как-то по этой акции добиваться какого-то результата. Какие объекты предлагать потенциальным потребителям — вопрос дискуссионный. Мне кажется, у любого бизнесмена должен быть выбор. Но когда тебе дают один или два объекта, вряд ли они находятся в тех местах, где предпринимателю выгодно их приобретать. Почему этот выбор не дается — я не знаю. Могу лишь предположить, что чиновники могут сослаться на то, что они предлагают, а никто не откликается, какие к нам претензии. Но мне кажется, что независимо от того берет или не берет бизнес эти дома этот список должен постоянно расширяться — чем он больше, тем больше случаев «аренда за рубль», — размышляет Алексей Голицын. 

Привлечению бизнеса, возможно, могло бы способствовать уменьшение охранных зон и сокращение перечня предметов охраны в ОКН, но градозащитник признал, что это очень тяжелый вопрос. 

— Если уменьшить охранные зоны до минимума или вообще убрать, то, разумеется, вплотную к памятникам будет стоять черт знает что. Мне кажется, что как и во всей градозащитной работе нужно ко всем объектам подходить индивидуально. Именно этим должно заниматься управление по охране памятников, исходя из логики и здравого смысла, привлекая внимание бизнесменов. Пока я знаю, что к установлению охранных зон предприниматели не привлекаются. Мало того, эти зоны мешают и некоторым госструктурам, которые располагаются в зданиях-памятниках и не могут полноценно вести свою деятельность. В то же время мы знаем, что эти охранные зоны можно было раньше легко подкорректировать в угоду тем или иным застройщикам. Я понимаю, что охранная зона — это абсолютно необходимая вещь, но здравый смысл тех, кто их устанавливает — управления по охране ОКН — тоже должен присутствовать, — заключил Голицын. 

Говоря о предметах охраны, Голицын отметил, что у нас огромное количество ОКН, где они вообще не определены. В качестве примера он привел магазин «Свет» на ул. Горького, который сейчас занят супермаркетом.

— Он признан памятником еще в 90-е годы, но там можно сейчас дверь в стиле модерн выломать, как это сделал один из арендаторов или владельцев, и тебе за это ничего не будет. Потому что ты никаких законов не нарушил: здание — памятник, а предметов охраны ты не нарушил. Их надо разрабатывать, а для этого нужно финансирование. На что наше управление по охране ОКН всегда может сослаться на скудное финансирование, сильно ограничивающее возможности, — сообщил глава градсовета. 

Продолжая тему сокращения перечня предметов охраны, он отметил, что уменьшение или вывод предметов охраны может привести к любым переделкам вплоть до полной неузнаваемости ОКН. 

А вот если говорить о предметах охраны внутри исторического здания, то здесь, по мнению Голицына, и нужно говорить о здравом смысле, который должен присутствовать.

— Если в предмет охраны не входят межэтажные перекрытия или, например, отделка стен, то для этого достаточно просто уведомлять управление по охране ОКН и просто проводить эти работы, — заметил он. 

Хотя и здесь нужно относиться с осторожностью: градозащитник привел в пример усадьбу Тюльпиных на Чернышевского.  

Один из владельцев покрасил ее часть в кислотно-розовый цвет, а его объяснения по этому поводу свелись к тому, что на что хватило денег, тем и покрасили. Потому что государство в содержании ОКН никак не участвует, а, наоборот, штрафует бизнес за то, что он не содержит памятник,. Но и покрасить его в такой оригинальный цвет нельзя — предпринимателя оштрафовали. 

— Я понимаю обе стороны, мы все хотим жить в этой красоте, но у нас очень плохо это получается по многим причинам, — резюмировал Алексей Голицын.

Он не исключил, что дальше будет только хуже и реновация этому поспособствует — под нее из ОКН могут выводиться исторические здания. Как уже была попытка сделать подобное с булочной XIX — го века на ул. Чернышевского. 

— Я — сдержанный пессимист и считаю, что все реновации затеяны только для того, чтобы уничтожать исторические центры российских городов. Кто это придумал, я не знаю, но ради чего —  мы все догадываемся: для того, чтобы застройщики могли беспрепятственно уродовать центральные районы. Кто еще может получить от этого выгоду? Жильцы? Они будут рады, если их дом отремонтируют, но им предлагают ехать в новостройки в отдаленные районы под предлогом заботы о человеке, которому на голову льет из-за дырявой крыши. А о том, что в плохом состоянии таких домов виновато само государство, почему-то никто не говорит, — констатировал эксперт. 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.