На Евстафьева ищут управу: друг «Семьи» может сорвать самый помпезный строительный конкурс в Саратове

Застройка старого саратовского аэропорта, активно лоббируемая компанией ДОМ.РФ и правительством региона, все еще под вопросом. Причина – поданный «АО «Саратовские авиалинии» иск о регистрации прав на земельные участки под аэропортовыми сооружениями.

Исторический процесс бизнеса против правительства региона грозит затянуться. Говорят, чиновники с Московской, 72 не проявляют должного рвения и не особенно отстаивают интересы области, в то время как бенефициар с тревожным прошлым (чекистским, а не то, что вы подумали) прикладывает весь свой изобретательный ум.

Между тем, конкурс по развитию этой территории, затеянный все тем же неутомимым ДОМом в партнерстве с КБ «Стрелка», неумолимо движется вперед. Уже 30 сентября судьи отберут пять заявок из поданных 67-ми, а финиш этого забега запланирован на весну 2021 года.

История про 222 га старого аэропорта может хорошо сдетонировать. Выставили эти гектары на такой пафосный конкурс, а они вдруг угодили в судебный спор. А ведь масштабная затея привлекла архитекторов из 24 стран, включая родное отечество!

Итак, чего хочет АО «Саратовские авиалинии», подав иск в арбитраж против областного комитета по управлению имуществом?

Саратовский авиаперевозчик, лишенный сертификата, требует признать незаконным распоряжение КУИ об отказе в утверждении схемы расположения земельных участков и обязать чиновников данную схему утвердить. В эпицентре тяжбы земельный участок с кадастровым номером 64:48:000000:142 — территория самого аэропорта Саратов-Центральный, год как закрытого.

Площадь его составляет 221,9 га, кадастровая стоимость — 1,42 млрд рублей по результатам оценки, выполненной в 2019 году. На этой земле, которая находится в областной собственности и арендуется АО «Саратовские авиалинии», расположены 44 объекта — аэропортовые постройки, ангары и здания. Земля находится в аренде, договор заключен на 25 лет, арендатор несет все издержки по содержанию этого массива и хочет, как можно понять из описания иска, оформить аренду под каждым из принадлежащих ему зданий.

Областной КУИ справедливо полагает, что стоит только «укоренить» объекты, т.е. оформить аренду земли под каждым из них, как владелец – АО «Саратовские авиалинии» (основной бенефициар бизнесмен Аркадий Евстафьев) — сделает второй шаг и постарается оформить землю в собственность. А потом начнет требовать с убогой областной казны неимоверный выкуп, без которого финальный победитель всей стрелочно-мутковской затеи не сможет воплотить свой шедевр. И тогда позор на весь мир!

То ли ответчика заранее разбил паралич от грядущего ужаса, то ли в чем-то еще причина, но модная в Саратове тема реприватизации пока не звучит в данном арбитражном деле.

А ведь практика именно в саратовском арбитраже скопилась солидная. Возьмем пензенского магната Александра Кислянского, об того в нашем городе чуть ли не ноги вытерли: отобрали земли авиазавода, отрубили всякую возможность обменять 70 соток на набережной на участок для строительства многоэтажки. Да еще и посоветовали разбить газончик, намекая, что ничего, кроме травы, состричь с бриллиантовых соток не получится.

Между тем, в «попаданцах» по авиазаводу оказались не только сомнительные пензенские бизнесмены, стоявшие у истоков распродажи САЗа, но и вполне добропорядочные покупатели земельных участков, прошедших до этого через несколько рук.

Так, в незавидном положении находится сейчас самарский олигарх Гамаль Замальдинов, которому принадлежит земля под ТЦ «Оранжевый» и ряд пока пустующих участков поблизости. Покупал он их у шведской ИКЕА за немалые деньги, а что теперь? С вещами на выход?

— Все процессы, которые идут по авиазаводу, это больше не юриспруденция, а вопросы политические, — считает саратовский юрист, член Общественной палаты области Николай Скворцов. – С кем только из юристов я ни разговаривал из других регионов, они удивляются тому, что у нас происходит. Я не говорю про пропущенные сроки исковой давности! Все делают вид, что Росимущество несколько десятков лет не замечало, что авиазавод сравняли с землей. Такого не бывает в обычных судебных процессах.

По словам Скворцова, в делах по землям САЗа позиция судов такова: якобы имущество выпало из владений Российской Федерации помимо ее воли, и она долго не видела, что там происходит и лишь пару лет назад обнаружила,  что авиазавода нет.

— Такие юридические реверансы нехорошо смотрятся, давление политиков разрушает судейский авторитет. Судьи тоже люди, и когда их ломают через колено,  и они вынуждены принимать такие странные решения, над ними смеются и коллеги, и юристы, — говорит Николай Скворцов. – Конечному  собственнику, я думаю, сейчас будут выкручивать руки. Будут просить его какие-то нужды региона удовлетворить, что-то для региона построить, чтобы с ним помягче обошлись. А может, просто все заберут.

По мнению члена ОП, это и сигнал для инвесторов. «Если инвестор построил торговый центр, работает, а потом его вышвыривают без компенсаций, другой инвестор сто раз задумается перед тем, как идти в регион и вести здесь бизнес», — резюмирует Скворцов.

У спорного участка на Набережной, где власти задумали разбить сквер с памятником Петру I, судьба другая. Лот с ним был украшение первого в России земельного аукциона, проходившего в Москве. Говорят, что выбирать участок приезжал в Саратов лично Павел Бородин – управделами президента Бориса Ельцина. Ясно, что по собственной инициативе подписать постановление о продаже муниципальной земли тогдашний мэр Саратова Юрий Аксененко просто не мог. Добро на это было спущено с самого «верха».  Но в судах эти подробности вряд ли всплывут.

— Если собственник приобретал землю, а договор признали недействительным, наступают последствия недействительности сделки. Это двусторонняя реституция. Каждая сторона обязана вернуть все полученное. Если за землю были уплачены деньги, они должны быть возвращены. У кого ее купили, тот и должен возвращать, — объясняет глава юридического бюро «АргументЪ» Андрей Ларин.

Логика такова: признание незаконным акта о приватизации земли делает незаконными все сделки, которые с этой землей совершались. А дальше по цепочке каждый должен вернуть все, полученное по ней. «Для конечного добросовестного приобретателя это означает бесконечные суды, потому как взыскать с муниципалитета убытки непросто. Это очень трудоемкий и сложный процесс, — считает Ларин.

Спор по землям старого аэропорта идет от противного, но властям, при желании, ничто не мешает «осправедливить» еще и Аркадия Евстафьева.  Вспомним историю: АООТ «Саратовские авиалинии» образовалось в 1994 году с уставным капиталом в 50906 рублей, который был поделен на акции номиналом в 1 рубль. Государству в АООТ принадлежал 51%, и если бы этот расклад сохранился, то на данный момент собрание совладельцев «Саравиа» проголосовало бы уже за ликвидацию общества.

Госпакеты имелись во многих АО авиационного профиля, которые дружно родились на свет в 1994 году в разных уголках страны. Правда, сразу после регистрации новоявленные АООТ в массе своей делились на два самостоятельных юрлица в виде авиаотрядов и собственно аэропортов с инфраструктурой.

В аэропортах-то и находилась госдоля, которую затем выкупали инвесторы. Так произошло в екатеринбургском «Кольцово» и самарском Курумоче, где «Аэропорты регионов» Виктора Вексельберга заплатили серьезные деньги в казну Свердловской и Самарской областей.

Но есть и другие варианты: например, в Пензе и Оренбурге аэропортами полностью владеют областные госунитарные предприятия и, вроде бы, никаких страстей там не бушует.

В Саратовской области, как всегда, пошли другим путем: авиаотряд и аэропорт остались в одном «флаконе». Госпакет в 2011 году Ростех передал «Аэрофлоту», а тот через компанию «Аэрофлот-финанс», отправил его в собственность ряда офшоров, которые оказались не чужды Аркадию Евстафьеву. В СМИ утверждалось, что цена вопроса якобы составила 290 миллионов рублей.

Этого бизнесмена принято считать членом «семьи», той самой, которая пишется с большой буквы. О близости предпринимателя к верхушке прежней власти говорит не только пресловутая коробка из-под ксерокса, но тот факт, что в 2013 году «Ведомости» обнаружили загородный дом Евстафьева в деревеньке Акулинино, на одной территории с домом Игоря Ротенберга и Сергея Чемезова.

Поэтому не стоит удивляться, что госпакет «Саравиа» был выведен в «Аэрофлот» (давний актив «Семьи») руками Ростеха, которым рулит сосед по даче Аркадия Евстафьева. По крайней мере, эта логика имеет право на существование.

Может быть, из-за изложенных выше причин областная власть и не торопится запускать машину реквизиций против АО «Саратовские авиалинии». Более того, есть подозрения, что все это дело может обернуться «договорным матчем».

Двойные стандарты в отношении бизнеса, действующие в регионе, вряд ли позитивно скажутся на инвестклимате. Ведь теперь инвесторам, планирующим зайти в Саратовскую область, нужно составлять не только финансовый план, но и пересматривать свои цепочки знакомств. И, при необходимости, встраивать в них «нужных людей» с аппаратным весом, способных выступить гарантами сделанных вложений.    

Андрей Березин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.