«Русагро» точит зубы на процветающую саратовскую агрокомпанию. 227 сотрудников отправят на улицу?

В саратовской судебной практике назревает опасный прецедент, перед которым меркнут все реституции с изъятием приватизированной в 90-е недвижимости. Амбиции «Русагро» Вадима Мошковича с предприятий холдинга «Солнечные продукты» тянутся к бизнесу их бывших партнеров. Пример тому — банкротство ЗАО «Мадин».

Банкротство ЗАО «Мадин» инициировало ГК «Русагро» по той же схеме, что и другие предприятия группы «СолПро» — 600 млн рублей долга на первоначальном этапе и конкурсное производство в течение первого года банкротства. Самое интересное началось, когда конкурсный управляющий Антон Иванов взялся искать активы должника, и саратовский арбитраж по его ходатайству признал недействительной сделку аж 2015 года с применением последствий. А последствия эти весят немало.

Компания «Мадин» занималась вложениями в ценные бумаги и владела 100 % долей в уставном капитале организации «Агроинвест». В 2015 году ООО «Агроинвест» безвозмездно передало ЗАО «Мадин» 100 %-ный пакет акций компании АО «Агрофирма «Волга», которым тогда владело. Отметим, что ЗАО «Агрофирма «Волга», зарегистрированное в 1992 году, в тот момент было действующим высокорентабельным сельскохозяйственным бизнесом, активы которого по итогам 2015 года составили 757, 9 млн рублей, а нераспределенная прибыль – 423,4 млн рублей. И это только по балансовой стоимости!

После такого щедрого подарка ЗАО «Мадин» вышло из состава ООО «Агроинвест», который дальше уже существовал самостоятельно, развивая бизнес под управлением нового собственника. На момент выхода ЗАО «Мадин» из состава «Агроинвеста» чистые активы последнего составляли 46 млн рублей.

Сейчас «Агроинвест» является крупным игроком аграрного рынка с оборотами под 2 млрд рублей, выращивает зерновые, развивает мелиорацию, дает работу 227 сотрудникам. Но конкурсный управляющий ЗАО «Мадин» потребовал весь этот благополучно работающий бизнес попросту изъять и вернуть в конкурсную массу ЗАО «Мадин», а сделку 2015 года признать недействительной.

По мнению управляющего, сделка по продаже доли в ООО «Агроинвест» была невыгодна ЗАО «Мадин» и нанесла ему ущерб. Основной довод — отчуждение 100% доли в ООО «Агроинвест» по номинальной стоимости. Вместе с тем, сделку по безвозмездной передаче организацией «Агроинвест» акций компании «Агрофирма «Волга» в пользу ЗАО «Мадин» управляющий по каким-то причинам предпочел не замечать и в суде не озвучивать. И это более чем странно – ведь Антон Иванов является конкурсным управляющим и в ЗАО «Агрофирма «Волга», и, следовательно, не мог не знать о том, что с ней происходило.

Сейчас, к слову, г-н Иванов ведет банкротные дела сразу в четырех фирмах, входящих в ГК «Солнечные продукты», кроме ЗАО «Мадин» и ЗАО «Агрофирма «Волга» это также ООО «Янтарное» и ООО «Ж.К».

В ходатайстве Иванова, которое саратовский арбитраж удовлетворил 11 мая, присутствует еще один нюанс, уже знакомый по другим решениям судов. ЗАО «Мадин», как и прочие активы «Солпро», требуют признать проблемным по состоянию на 2015 год. Якобы на момент отчуждения доли ООО «Агроинвест» компания «Мадин» уже была в предбанкротном состоянии, а потому сделка – не что иное, как вывод активов. Управляющий, и следом за ним суд, объявил эту сделку не имеющей экономического обоснования и совершенной вопреки интересам кредиторов. Только вот было это всё, более, чем за 4 года до подачи заявления о банкротстве!

Интересно, что заявленная неспособность ЗАО «Мадин» платить по счетам с 2015 года рассматривается, как аксиома – в проведении экономической экспертизы суд отказал.

Что касается сроков исковой давности, то несмотря на пропуск конкурсным управляющим ЗАО «Мадин» всех возможных сроков по оспариванию сделок, складывается впечатление, что судья Екатерина Антонова все же пошла у «Русагро» на поводу, прописав этот момент в определении довольно туманно. Между тем, из судебных документов следует, что основанием для отсчета срока стала беседа между двумя конкурсными управляющими – Антоном Ивановым и некоей Е. Б. Галкиной, отвечающей за ход банкротства ООО «Проект». Не исключено, что и за г-жой Галкиной, и за «Проектом» также «торчат уши» ГК «Русагро».

Сколько же весят последствия недействительности договора 7-летней давности? Ведь их применение может пустить под откос работающий бизнес. Ковровым банкротством активов «Солнечных продуктов» группа «Русагро» явно не ограничивается. Контрагенты, имевшие несчастье вести с ГК «Солнечные продукты» дела, когда о переуступке долгов «Солпро» еще и речи не шло, оказались под ударом. Ведь на этих основаниях можно аннулировать любую сделку, которая не понравится кому-то из предложенных группой «Русагро» конкурсных управляющих. И неважно, что контрагент много лет ведет бизнес сам, ничего «Русагро» не продавал и продавать не собирался.

Подобные схемы, вообще-то, напоминают рейдерство. Его признаки, в частности, опытные журналисты-расследователи «Антикорр.Медиа» заметили в истории с «Аткарским МЭЗом». Здесь же дело зашло еще дальше — у «Агроинвеста» нет обязательств перед группой «Русагро» и в состав «Солнечных продуктов» он не входит. Своему нынешнему положению на рынке компания обязана не ЗАО «Мадин», а нынешнему владельцу, который распоряжается ею с 2016 года.

Как выяснил «БВ», на момент отчуждения доли в 2015 года актив баланса «Агроинвеста» составлял 231 млн рублей. На 2021 год он дорос до 2 млрд рублей. На каких же основаниях успешно развивающийся агробизнес в Марксовском районе должен быть отчужден в пользу латифундиста и рыночного гиганта?

Решение суда, посчитавшего, что сделки 2015 года достаточно, чтобы помножить все инвестиции нынешнего собственника на ноль, разумеется, будет обжаловано. При этом были совершенно забыты и 700-миллионные активы ЗАО «Агрофирма «Волга», безвозмездно переданные ЗАО «Мадин», и то, что новый владелец приобрел ООО «Агроинвест» с серьезными долгами, которые пришлось гасить.

Складывается впечатление, что «Русагро» и конкурсный управляющий ЗАО «Мадин» Антон Иванов в данном случае спели дуэтом. Суд не был поставлен в известность о существенных обстоятельствах сделки, не провел исследование всех доводов и доказательств других сторон и результат – решение о фактическом изъятии у собственника работающего бизнеса. Перед таким кульбитом меркнут все иски Терруправления Росимущества об изъятии речвокзалов и кинотеатров. Интересно, можно ли посмотреть на претензии ЗАО «Мадин» и действия заинтересованных лиц через призму Уголовного кодекса?

Дальнейшая судьба ООО «Агроинвест» представляется печальной. Для начала, Екатерина Антонова уже удовлетворила заявление конкурсного управляющего ЗАО «Мадин» о продлении срока реализации имущества с торгов, при условии, что на текущий момент ЗАО «Мадин» не владеет никакими активами, кроме маячащего лакомого куска в виде доли компании «Агроинвест».

Далее можно предположить следующий план: продать долю всё той же удачливой ГК «Русагро» и затем, по уже привычному сценарию, запустить действующую сельхозорганизацию в банкротство, включить все активы в конкурсную массу и реализовать их с молотка. Не исключено, что в результате таких действий, «Русагро» сможет в очередной раз прирастить себе активы по бросовой цене. Ну а 227 сотрудникам, для которых «Агроинвест» является единственным в селе надежным работодателем, видимо, просто скажут «Гуд бай».

«БВ» продолжает внимательно следить за ситуацией с банкротством активов «Солпро». Неужели решение апелляционной инстанции по делу ЗАО «Мадин», якобы, уже предопределено? О том, так ли это, и какой вердикт вынесет коллегия 12 ААС под председательством Е. В. Романовой, мы узнаем совсем скоро.

Справка «БВ». ООО «Агроинвест» действует с 2014 года, основной вид деятельности компании — выращивание зерновых и масличных. Зарегистрирована она в селе Звонаревка Марксовского района, там же находятся ее орошаемые поля, на которых выращивают сою. Выручка за 2021 года составила 1,9 млрд рублей при 799,6 млн рублей чистой прибыли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.