Саратовский гордеп на форуме в ТПП РФ: бизнес в регионах не обращается за помощью к власти — это бесполезно

В минувшую пятницу в ТПП РФ прошел форум, посвященный итогам развития промышленности в 2020 году.

Председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, глава «Партии Дела» Константин Бабкин говорил о политике Центробанка РФ и правительства РФ, незаинтересованных в развитии экономики. О том же самом, но в отношении региональных чиновников, говорил и саратовский гордеп, глава регионального отделения партии Олег Комаров.

Центробанк не заинтересован и хоть тресни!

В докладе Константин Бабкин анализирует как в прошедшем году действия правительства РФ и среда повлияли на те условия, в которых работают предприятия реального сектора, обрабатывающей промышленности.

— Если в России невыгодно производить, если те, кто занимается созидательным трудом находится в некомфортных условиях их не поддерживают, не защищают и их интересы не отстаивают, невозможно в долгосрочной перспективе обеспечить долгосрочные доходы бюджета и финансовую стабильность. Придется рассчитывать лишь на сырьевые доходы, опираться на доходы от внешних рынков. Это влечет за собой зависимость от внешних доходов, санкций, мировой конъюнктуры, колебания биржевых цен, влияния других государств, — отметил он.

Константин Бабкин считает, что в таких условиях невозможно поддерживать и демографические показатели, потому что когда у людей нет рабочих мест для себя и они не видят будущего для детей. Поэтому лишь создав условия для развития обрабатывающей промышленности можно решить все задачи которые стоят перед российским обществом.

Например, по мнению Бабкина, в прошлом году смягчалась денежно-кредитная политика. 

— Не скажу, что она стала мягкой — 4,25 процентных пункта ключевых ставок — это все же жесткая кредитная политика. Одна из самых высоких ключевых ставок в мире. Но движение в правильном направлении проводилось, было снижение, что привело к снижению стоимости кредитов и их доступности для производителей и их потребителей, — заключил глава «Партии Дела»

Если бы не одно «НО»: при этом сохранялся старый курс, направленный на монополизацию банковского сектора: в прошлом году было уничтожено 36 банков. И, судя по  документу Центробанка РФ, отражающему основные направления денежно-кредитной политики на 2021-2023 годы, эта тенденция сохранится. 

— Продолжается работа по целенаправленному уничтожению региональной банковской сети. Это ведет к монополизации банковского сектора и более дорогому обслуживанию в среднем по стране. Комиссия за перевод в ТОП-5 банков составляла 2%, в других 250 банках высшего регистра — 0,05%. Это один из показателей, который говорит, что монополизация банковского сектора не идет на пользу реальному сектора и вообще экономике, — заключит Константин Бабкин.

Эксперт считает, что ЦБ РФ не нацелен на экономический рост, их задача — сдерживать инфляцию. По словам Бабкина, в документе есть понятия стимулирующей и сдерживающей ключевой ставке. Если экономика развивается медленно, Центробанк РФ понижают ставку, выпускает больше кредитов, что способствует росту экономики. Если слишком быстро, то ставку повышают. сдерживая рост чтобы избежать негативных явлений — перегрева рынка и так далее.  

— В прошлом году банк проводил стимулирующую денежно-кредитную политику, она себя исчерпала. И в этом году надо проводить нейтральную политику. По мнению ЦБ, сейчас экономика развивается с потенциально нужными темпами — не нужно быстрее, медленнее тоже некрасиво. Поэтому они повышают ставку со стимулирующей до нейтральной, — констатирует глава «Партии Дела».

По его мнению, это свидетельствует о том, что Центробанку не нужен рост экономики, он хочет его ограничивать и заинтересован в удержании ее на уровне ниже мирового. — Развитие реального сектора для ЦБ — это что-то запредельное, — резюмирует Бабкин.

Налоги растут, профицит — тоже 

Отдельный вопрос — налоговая политика. Докладчик отметил, что в прошлом году правительство РФ говорило о дефиците бюджета в 4,3 трлн рублей, который покрывался из фонда национального благосостояния. Размер фонда при этом увеличился на 5,7 трлн рублей. 

Константин Бабкин напомнил о «странной вещи важной для понимания денежно-кредитной политики».

— Существует бюджетное правило: все деньги, поступающие от продажи углеводорода выше определенного уровня, поступают в фонд благосостояния, размещенный за границей. Государство фактически не хочет их расходовать внутри страны, при этом остающихся денег государству на жизнь не хватает, образуется дефицит, часть его покрывается, но остаются гигантские деньги, которые выводятся из экономики России, — напомнил он.  

И подчеркнул: на самом деле в стране имеется огромный профицит бюджета, налогов собирается гораздо больше, чем государство может «проглотить». При этом регулярно делаются посылы о том, что денег не хватает и надо повышать налоги.

И налоги повышаются, хотя вроде как введен мораторий на их увеличение. Происходит это за счет повышающих коэффициентов и налоги фактически повышаются, — констатировал Бабкин. В копилке таких примеров — рост водного налога, сборы по системе «Платон» на 7-8%, на использование объектов недвижимости для торговли, на вмененный доход для предпринимателей, акцизы на дизтопливо, другие виды топлива. 

По данным Константина Бабкина, на невысоком уровне это привело к снижению сборов налога на добычу полезных ископаемых, налоги на прибыль. Но это было скомпенсировано увеличением сборов НДС, налога на доходы физлиц, акцизов, налога на имущество. 

— Таким образом с углеводородов государство собрало меньше налогов, но налоговая нагрузка была переложена на реальный сектор и граждан. И она очень сильно возросла. Убедительно ее обосновать правительство даже не берется: зачем повышать налоги, если и так большой профицит бюджета. Эта странность сильно влияет на условия. в которых работает реальный сектор экономики, — резюмировал глава партии. 

В регионах — швах

В свою очередь участвовавший в работе форума саратовский гордеп и глава местного отделения «Партии Дела» Олег Комаров рассказал о тех сложностях, с которыми бизнес сталкивается в регионах. Он констатировал, что, например, саратовские предприниматели с огромным трудом смогли пережить прошлый год, тем более, что «помощи, о которой трубили наши областные и муниципальные чиновники, мало кто получил»

На федеральном уровне гордеп рассказал о потере целой отрасли мясного птицеводства, разорении крупных предприятий, таких, как «Тантал», «Жиркомбинат», кондитерская фабрика, ЖБК-3 и многих других. Чиновники же строчат отчеты с основой на низкой базе. 

— Наши чиновники вообще смутно понимают – что и для чего они делают. Они хвалятся какими-то «хабами для цифровых и зеленых технологий», новой «саратовской агломерацией», а у них в это время сотни тысяч людей месяцами из-за монополистов-концессионеров в ЖКХ сидят в Саратове без воды, — констатировал он.

Беспокоит Олега Комарова и ситуация с госдолгом региона — он вырос до 52,6 млрд рублей. Собственные налоговые и неналоговые доходы при этом упали на 4 млрд рублей, до 69,02 млрд рублей.

Чиновники же в этой ситуации пытаются оставит центр Саратова вообще без торговли.

— Ларьки им не милы, в исторических зданиях торговлю уже предложено запретить. Где же прикажете в историческом центре, где через дом такие здания, бизнесу развивать торговлю – двигатель предпринимательства? — задается вопросами гордеп.

Он констатирует, что ради своих целей чиновники используют несовершенство законодательства. Перекрашивая, например, зоны, в которых находится историческое здание, взимая штрафы и через суд добиваясь смены деятельности или пересматривая итоги приватизации.  

— Налицо рост, развитие опасного процесса деприватизации, когда идет сомнительное возвращение земли и объектов недвижимости из частных рук в государственную, региональную, муниципальную собственность. Разве это помогает развитию рыночной экономики, которая одна только поможет государству выстоять? — спрашивает Комаров и отмечает, что последствия «по придушению, а то и полному искоренению МСП» в Саратове не заставили себя долго ждать.

Так, в два раза выросло число безработных, из-за роста цен на металл под удар попал крупный бизнес: для участников госпрограмм производство техники выходит за рамки рентабельности. Сфера услуг и вовсе скатилась в 90-е. 

— Повсюду – избыточные требования к клиентам, хамство и низкое качество услуг, не помогает уже ни интернет, ни цифровизация. Одни «потемкинские деревни», административное давление на бизнес и на людей, незаконные проверки МСП, рост прямых и косвенных налогов, и красивые цифры и слова в отчетах… — заключил Олег Комаров, отметив также падение производства в сельском хозяйстве, общепите, уровне зарплат в регионе. И констатировав, что местный бизнес не обращается за защитой к губернатору, и тем более к главам муниципальных образований – это просто бесполезно.

Подводя итоги работы МСП в прошлом году, гордеп подчеркнул: на лицо усложнение работы цивилизованных и добросовестных участников рынка и предоставление преимущества теневому сектору.

— Думаю, у нас в Саратове это стало, увы, нормой. И аналогичная картина может складываться во многих регионах РФ, где руководители больше думают о собственном политическом и экономическом выживании, чем о развитии подведомственной им территории, — отметил Олег Комаров, считая, что говорить нужно об изменении кредитной политики ЦБ РФ, системы налогообложения, отмене авансовых платежей для МСП. — И главное – необходимо еще активнее бороться с коррумпированным чиновничеством. Иначе они похоронят малый и средний бизнес, а с ним и всю нашу экономику.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.